aif.ru counter
210

Случайностей не бывает. Психолог - об агрессии и «нехороших» фильмах

Специалисты отмечают, что на пустом месте срывы не возникают.
Специалисты отмечают, что на пустом месте срывы не возникают. © / pixabay.com

Солдат срочной службы, наш земляк, открыл стрельбу по своим сослуживцам. Погибли восемь человек. Пожилой историк с мировым именем убил свою молодую возлюбленную и расчленил ее тело. Учащийся колледжа пришел с ружьем в свое учебное заведение. Опять выстрелы. Есть погибшие и пострадавшие, застрелился и сам студент. Это недавние и самые громкие трагедии, случившиеся в стране. По ним еще ведется следствие.

А сколько других, негромких преступлений, связанных с насилием, агрессией происходит в каждом регионе чуть ли ни ежедневно, о которых мы узнаем из социальных сетей и из сводок происшествий, публикуемых местными информагентствами.

Драки школьников, нападение детей на взрослых и насилие взрослых над детьми, семейные ссоры, заканчивающиеся убийствами или ранениями. Что происходит в обществе? С чем связан этот вал агрессии и насилия? Об этом и не только мы поговорили с доцентом кафедры общей и социальной психологии Института психологии и педагогики Тюменского госуниверситета, кандидатом психологических наук, членом Общественного совета УМВД России по Тюменской области Инной Васильевой.

Не только генетика

Юрий Пахотин, «АиФ-Тюмень»: Многие считают, что уровень жестокости и насилия в обществе в последние годы значительно увеличился. Это так?

Инна Васильева: По утверждению специалистов, занимающихся анализом криминальной статистики, уровень подобной преступности достаточно стабилен. Он не без колебаний, но они не значительны и мало зависят от различных факторов. Причина, по которой многим кажется, что такая преступность зашкаливает, скорее в том, что мы фокусируемся на фактах проявления агрессии. Нам стало доступно больше информации об этом. Сегодня масса людей снимает на телефоны такие эпизоды и, благодаря интернету, мы быстрее и чаще получаем эту информацию. К тому же такие новости привлекают больше внимание, чем, скажем, о спасении животных. А это ведь тоже касается поведения людей. Вот у нас в Тюмени недавно была информация о том, как неравнодушные тюменцы спасли лебедей. Но она заинтересовала не так много читателей и зрителей потому, что не так шокирует, а агрессия шокирует. Вот и складывается мнение, что все вокруг плохо.

По исследованиям психологов, поведенческие характеристики всех людей, в том числе и агрессивность, подчиняются законам нормального распределения. Это означает, что 67% людей имеют среднюю выраженность признака и приблизительно по 13% остается на тех, у кого наблюдается отклонения в поведении как в положительную, так и в отрицательную стороны. То есть, повышенная агрессивность у одних и абсолютный альтруизм у других. Остальные средние - в них есть и те, и другие качества: и агрессивность, и миролюбие.

По исследованиям психологов поведенческие характеристики всех людей, в том числе и агрессивность, подчиняются законам нормального распределения.

- Это разделение заметно уже в садике - один малыш всех колотит, другой всех жалеет. Значит, это генетические особенности?

- Юридическая психология считает, что агрессивность частично имеет генетическую предрасположенность, но это всего лишь один из факторов. Чаще это все-таки социально формируемая характеристика.

- Значит, не каждый человек с повышенной агрессивностью становится преступником?

- Безусловно, не каждый. Если мы будем у ребенка, склонного совершать агрессивные поступки, формировать его поведение так, чтобы он мог собой управлять, и направлять его энергию в мирные цели, он не совершит преступления. Преступность - это социальная характеристика. Точнее социально-психологическая. При соответствующих реабилитационных мероприятиях даже детей, страдающих очень редким синдромом Жакоба, у которых высокий уровень агрессивности, можно уберечь от совершения преступления. Главное - воспитывать ребенка должным образом. Так что, если мы хотим, чтобы преступников не было, необходимо создавать такую среду и так формировать личность ребенка, чтобы он мог реализовать себя в социально приемлемых формах, например, в таком виде спорта, в котором требуется отдавать большое количество энергии.

- А кто-то должен выявлять таких, склонных к агрессии и насилию людей - воспитатель в садике, классный руководитель в школе, офицер в армии, начальник отдела полиции у своих сотрудников?

- Все, кого вы перечислили. Причем, чем раньше, тем лучше. Нужно больше рассказывать родителям, какие особенности бывают у детей и на что необходимо обращать особое внимание. Нам, психологам, кажется, что про темперамент и характер знают все, но практика взаимодействия с людьми показывает, что это далеко не так. Кстати, на этом строят свою работу мошенники от психологии. Приезжает какой-нибудь «тренер» из Москвы и за бешеные деньги рассказывает совершенно банальные вещи, взятые из учебника по психологии.

- Трагедии, подобные той, что произошла в Забайкалье, где солдат расстрелял сослуживцев, могут быть случайностью? Может такой нервный срыв произойти у абсолютно спокойного человека?

- Скажу так - ни с того, ни с сего ничего не бывает. Если мы говорим об этом случае, то, скорее всего, человек выпал из внимания системы воспитательной работы. Прежде всего, на изменение личности должны были при проведении профессионального отбора обратить внимание психологи. Они же не только отбор проводят, но и осуществляют психологическое сопровождение в течение всего времени...

- Это касается всех тех, кто в погонах и с оружием?

- Да. И психологическое сопровождение должно быть на протяжении всего их профессионального пути. Особенно, если поводы были. Например, побывал человек в районе боевых действий, и он может испытывать посттравматическое стрессовое расстройство. Соответственно, у него меньше ресурсов для того, чтобы самостоятельно справиться с трудностями. Конечно, старшие офицеры должны обращать внимание на изменения, которые происходят с сотрудником. С них же никто не снимает ответственность за обеспечение морально-психологического климата. Командир, в отличие от психолога, видит своих подчиненных каждый день.

- То есть, когда говорят, что внезапно у человека произошел нервный срыв - это не так, ему предшествуют какие-то изменения?

- Безусловно. На пустом месте срывы не возникают. Были какие-то объективные причины, которые не были вовремя замечены и устранены. Как правило, кризис всегда можно предотвратить, если заниматься этим сразу, как только появились первые признаки, когда видно, что человек угнетен, находится в раздерганных чувствах.

В каждом возрасте свои риски

- Но вот недавний случай с историком, всемирно известным ученым. Ему не 5 лет, не 15, а за 60. Его преступлению тоже, наверное, предшествовали, какие-то признаки личностного изменения. Почему их не заметили раньше?

- В каждом возрасте свои риски. В подростковом - становление личности, скачки в гормональной системе, подросткам сложно себя контролировать. В юности сталкиваются с трудностями самоопределения. В зрелом возрасте начинают происходить изменения в психике, они могут быть связаны с деменцией, с неврологическими синдромами, которые затрудняют адекватное осмысление реальности. Например, один сотрудник ДПС рассказывал следующий случай. Бабушка грубо нарушила правила, перебежала улицу вне пешеходного перехода. Он ее остановил, стал вежливо выговаривать, что, мол, так нельзя, вдруг поскользнетесь - машины ездят, вас сбить могут. А бабушка в ответ давай его палкой по спине бить. Вот мы с ним рассуждаем, как необходимо воздействовать на нарушителей. Очевидно, что у бабушки неадекватное поведение. Какой выход? Нужна развернутая система гериатрической помощи. Нужно больше специалистов, которые сопровождали бы пожилых, когда они оказываются одни. Не у всех же дети и внуки рядом. Не у всех есть возможность и способность обратиться за помощью. У поликлиник, по крайней мере, сейчас нет возможности сопровождать каждого пожилого человека.

- Насколько востребована в стране, у нас в регионе помощь психологов?

- Скажем так, в целом и в стране, и в регионе специалистов явно недостаточно. У нас в Тюмени есть социальные центры «Семья», «Дзержинец» - там большие и хорошие психологические службы. Но они не в состоянии охватить и помочь всем. Нужно сформировать доступную для всех систему психологической помощи, способную оперативно помочь людям.

- Про дорожные войны на телевидении идут целые документальные сериалы. В интернете сотни роликов со сценами баталий между автомобилистами по каждому пустяку. Это что - сели за руль массово люди, склонные к агрессии, или так на обычных граждан действует стрессовая ситуация?

- Я бы не сказала, что это массовое явление. Здесь, опять же, конфликты на дорогах массово попадают на видео, поскольку привлекают внимание людей. А сами конфликты возникают из-за неумения сидящего за рулем контролировать себя. Не научились этому, или не научили. Мало курсов, обучающих программ по самоконтролю, саморегуляции. А осознанная необходимость в этом формируется только тогда, когда человек понимает, что это ему надо.

Конфликты на дорогах массово попадают в объектив.
Конфликты на дорогах массово попадают в интернет. Фото: АиФ/ Александр Фирсов

- А кто-то должен организовывать такое обучение для своих работников: к примеру руководители предприятий, учреждений или человек сам должен созреть, прийти к психологу и сказать помогите, я агрессивный, не могу управлять собой?

- Было бы замечательно, если бы этот процесс пошел с двух сторон. Хорошо, если бы в детсаде, школе, институте, предприятии системно занимались бы психологической подготовкой людей. Но пока, к сожалению, этого нет.

- Часто можно услышать, что молодежь жестока и агрессивна из-за того, что смотрит фильмы ужасов, боевики и играет в «плохие» компьютерные игры. Это действительно негативно влияет на психику?

- Есть исследования, которые доказывают - подобные фильмы и компьютерные игры не влияют на человека, если у него нет собственной потребности проявлять агрессивность. Нормальный человек не копирует агрессивное поведение. Напротив, просмотр фильмов в жанре ужасов, детективов позволяет ему сбросить эмоциональное напряжение. Это своего рода прививка. Испытал он яркие эмоции, и ему не надо их в реальной жизни.

- Когда в семье муж бьет жену, многие считают это нормой, мол, «бьет, значит любит». Нужна ли в таких ситуациях помощь психолога?

- Конечно, это не может быть нормой. Задача семьи - воспитывать детей. А на примере, когда отец бьет мать, кого вы воспитаете? Что касается помощи, здесь все сложнее. У психологов основной принцип - добровольность. Если мужчина сам стремится измениться, это работа психолога. Жертве, понятно, нужно обязательно помогать, но никто насильно в психологическую помощь ее не затащит. А женщины зачастую начинают оправдывать своего истязателя - «он хороший, прощение просил, сказал, что больше не будет». Будет! Это доказано практикой работы с ними. Единственный момент, когда психолог сам идет к пострадавшему, это во время чрезвычайных ситуаций. Там психологи МЧС сами устанавливают контакт и сопровождают пострадавших, поскольку те находятся в шоковом состоянии, и попросить о помощи не могут.

Досье
Инна Васильева - доцент кафедры общей и социальной психологии Тюменского государственного университета. Кандидат психологических наук, член Общественного совета УМВД России по Тюменской области, Общественного совета Департамента образования и науки по Тюменской области и Общественной палаты региона. Родилась в Ишиме. В 2000 году получила диплом с отличием в ТюмГУ. Автор свыше 170 научных публикаций, из которых две монографии и девять учебно-методических пособий, победитель двух конкурсов гранта Президента РФ для кандидатов наук.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество