Примерное время чтения: 15 минут
190

На сбор 27 секунд. Как журналист «Аиф-Тюмень» стал пожарным

№ 14. "Аргументы и Факты" в Западной Сибири 03/04/2024
Игорь Сабаталов / АиФ

Ежедневно по улицам мегаполисов мчат ярко-красные грузовики с бравыми бойцами на борту — появление пожарных ни с чем не спутать. Возгорания в домах и квартирах, ДТП, сообщения о минировании и даже спортивные состязания — эти специалисты всегда и везде готовы гарантировать безопасность и спасти чью-то жизнь. А с наступлением весны огнеборцы уже готовятся к «жаркому» сезону. Журналист tmn.aif.ru, заступивший на суточное дежурство, узнал, как проходит рабочий день пожарного.

Мотай на ус, новобранец!

На днях вместо уютного рабочего места я отправился на очередной эксперимент. Ранее я попробовал себя в переработке мусора, поработал санитаром в больнице, раздавал повестки алиментщикам с приставами, рассказывал о работе детским аниматором и уличным торговцем. На этот раз тяга к приключениям занесла меня в 123 пожарно-спасательную часть Главного управления МЧС России по Тюменской области.

Началась моя смена в 8 утра. Первым делом меня провели по части, рассказали о местных порядках, познакомили с бойцами. Дальше — больше: мне выдали форму, которую специалисты называют боевкой, и определили в третье отделение.

Всего в части три отделения — строго говоря, три экипажа. Автомобилей в части столько же, не считая резервного. Далее командир отделения Иван познакомил меня с моим напарником — Юрием, и первым делом рассказал о том, как и чем оснащен автомобиль. Многие, вероятно, видели отсеки, скрытые в боковой части пожарной машины — оказалось, там хранятся инструменты на все случаи жизни: рукава, разветвители, гидравлические ножницы, топоры, ломы и т.д. Есть и пеногенератор: густая пена, как мне объяснили, нужна для тушения горючих жидкостей — бензина и масла.

Фото: АиФ/ Игорь Сабаталов

По словам Ивана, каждого новичка по завершению обучения ждет тест: нужно правильно ответить, что скрыто в каждом из отсеков. Знать это важно, потому что в пылу пожара по команде нужно подать нужный инструмент и не растеряться.

Фото: АиФ/ Игорь Сабаталов

Внутри машины все разительно отличается от автомобиля гражданской версии: в сидения заранее вмонтированы баллоны с кислородом, чтобы прибыв на место пожара высадиться во всеоружии. Из-за этого, кстати, сидения невозможно пододвинуть, так что рослым бойцам об удобстве думать не приходится.

Новые «Уралы» поступили в часть три года назад. На радость сотрудников, работать стало проще. Новые машины, например, не дымят по утрам так, что в части стоит густой туман.

Когда ознакомительная экскурсия подошла к концу, оставалось уложить форму на специальном столе. В комплект входят сапоги, штаны, куртка, ремень, каска и краги (они же огнеупорные перчатки). Укладывать форму нужно уметь правильно: на сбор во время тревоги даются считанные секунды, поэтому и экипироваться нужно быстро. По нормативу на это дается до 27 секунд. Спецы справляются за 18-20 секунд. У меня же первые пару раз на это потребовалось 40-50 секунд.

«Ничего, раз пять попробуешь и привыкнешь», — подбодрили меня коллеги.

День без происшествий

Подготовка закончилась, теперь оставалось только ждать. Понимая, что сигнал тревоги может раздаться в любой момент, я решил на какое-то время остаться в огнеупорных штанах. Мои коллеги, определенно, нашли это странным и даже забавным.

«Ты чего в боевке? Запаришься так! Ехать то еще нескоро», — подметил один из бойцов.

И все же подводить отделение не хотелось — вряд ли ожидание замешкавшегося корреспондента будет веским оправданием для опоздания на пожар. Правда я тут же задумался: а что, собственно, значит «нескоро»? Тогда-то и выяснилось: третье отделение, за которым я закреплен, выезжает, можно сказать, в последнюю очередь. То есть чтобы мы рванули к столу с амуницией, должно произойти что-то действительно серьезное.

Фото: АиФ/ Игорь Сабаталов

Ближе к обеду я лишь в этом убедился. К тому моменту был один выезд — часов в 10 утра произошло возгорание на ул. Полевой, куда отправилось второе отделение.

«Будний день, начало недели — вот и спокойный день», — резюмировали огнеборцы.

Нужно отметить, что целенаправленно ждать пожара — дело неблагородное. В конце концов, кто-то остается без дома, поэтому я, в какой-то мере, даже был рад такой тишине.

«Если мы не приедем, матч не состоится»

Жизнь в пожарном участке чем-то напоминает рутинные будни в общежитии с элементами бумажной работы — куда уж сегодня без нее. Сотрудники оборудовали кухню, для особо активных в углу гаража есть брусья и боксерская груша, а в комнате отдыха — уголок с книгами и телевизором. Над диваном висит плакат с пожеланиями детей — его, очевидно, поместили сюда с особым трепетом. «Чтобы пожарные всегда были веселые!» — гласит одна из надписей. То ли магия детских пожеланий, то ли просто совпадение, но задора и позитива у моей смены действительно было не занимать.

«Свободное от работы время» — формулировка, которой с натяжкой можно назвать пребывание в части, ведь каждую минуту сотрудники начеку. Но когда пожарные не на выездах, можно обсудить последние события и планы на выходные, посмотреть фильм или перекусить. Навести порядок в части, в конце концов. В общем, все как у людей. Все это прекращается в доли секунды, когда звучит тревога. Будто и не было разговора по душам секунду назад — полминуты, и ворота уже закрываются за уезжающим «Уралом».

Фото: АиФ/ Игорь Сабаталов

Но этот день длился действительно спокойно. О таком обычно говорят «тишь за гладь». Я же ходил по части, осматривал технику, пока фоном хрипела рация. И вот долгожданный выезд. Не на пожар — нужно было отвезти на утилизацию списанные рукава.

По дороге обратно случился дорожный курьез: на перекрестке какая-то автолюбительница не разглядела трехметровую красную машину, ломанувшись под колеса на серенькой малолитражке. Водителю одной рукой пришлось отруливать, а другая уже потянулась к стробоскопам. К счастью, обошлось. Тут хотелось бы нелишний раз напомнить: если вы прекрасно видите большегруз, это не значит, что из него видно вас. Пожарных, у которых на дороге нет времени на сантименты, это особенно касается.

Ну и раз спешить было некуда, я с любопытством смотрел на мир через окно пожарной машины. Оказалось, есть в водителях и прохожих некая детскость — нас они разглядывали с искренним любопытством и, улыбаясь, махали руками, когда мы останавливались на светофорах.

Фото: АиФ/ Игорь Сабаталов

В наше отсутствие из части исчезла еще одна машина. Выяснилось, что другое отделение отправилось на хоккейный матч. Само собой, не развлечения ради, а работы для. Один из сотрудников объяснил мне: если спасатели не приедут на спортивное мероприятие, то оно не состоится — это прописано в регламенте. Такая вот цена за безопасность.

Приметы сбываются?

Вечерело. Пожарные то и дело подшучивали над озадаченным журналистом: «Ну что, заскучал?» Командир отделения же отметил: еще вся ночь впереди. И тут он не соврал.

Отбой в части как в армии — в 22:00. Да, в то время, когда горожане возвращаются домой из душных офисов и готовятся ко сну, пожарные остаются на рабочем месте — на то дежурство и суточное. Мы на кухне с несколькими парнями разговорились о наших профессиях. И тут комната отдыха взрывается заразительным смехом.

«Примета есть такая: если перед отбоем вот так смеются, значит будет выезд», — рассказал мне водитель Андрей.

Другой боец в ответ тут же отшутился: «Не дай бог! Дай поспать нормально». Не все здесь суеверные, но на этот раз примета сработала — не прошло и 15 минут, как мы побежали собираться. Подняли даже наше отделение — в детском садике сработала пожарная сигнализация.

Я, честно говоря, уже и не надеялся куда-то поехать. Пока я сломя голову бежал к машине, пару раз едва не поскользнулся — настолько я спешил, и все равно оказался последним на борту.

Когда видишь, как мимо проносится пожарная машина, оглушая сонные улицы сиреной — это одно, а вот нестись по ночному городу внутри нее — совсем другое. Из-за этого я даже не сразу заметил, как мы начали останавливаться на перекрестках, а сирена затихла.

«Долго едем, в чем дело?» — спросил я у напарника. «Отбой!» — пояснил Юрий, снимая каску. Оказалось, что по тревоге к месту происшествия «стянули» все близлежащие участки и наша помощь уже не понадобилась. После возвращения в часть все снова отправились спать. Через час новая тревога, но наше отделение осталось не у дел.

Шесть утра, подъем. Так уж вышло, что я встал одним из последних, а в части уже кипела жизнь. Оставалось полтора часа до сдачи смены — в 8 утра сюда начали стягиваться другие сотрудники.

В это время начинается генеральная уборка. В отличие от рядовых горожан, которые наводят порядок дома по выходным, здесь это ежедневное занятие. Но главное — помыть машины. Тягу к чистоте у пожарных не отнять — часть и транспорт должны сиять.

Сдав смену, все отправились по домам. Через три дня караул вновь вернется сюда, чтобы прикрыть земляков от любой опасности в любое время суток.

Служба и опасна, и трудна

В заключение хотелось бы поговорить о непростой профессии. Слабакам тут явно не будут рады, причем речь не всегда о «физухе». Попервой, говорят бойцы, очень непросто морально справляться с удручающим пейзажем: обугленные стены, сгоревшие вещи с детскими игрушками и мебелью, шокированные погорельцы, едва сдерживающие слезы — вся их прежняя жизнь осталась позади. Но профдеформация делает свое дело: рано или поздно начинаешь относиться к этому как профессионал к своей работе.

Но даже спустя годы, по словам одного из огнеборцев, есть вещи, которые непросто переносить. Например, домашние питомцы, пострадавшие при пожаре. О погибших людях тут и говорить нечего — это, конечно, надолго остается в голове.

Так или иначе, остается место и для курьезов. Однажды, например, бойцы выезжали на пожар: молодой человек построил баню, а печную трубу обложил деревом. На вопрос дознавателя о странной конструкции погорелец шутя ответил: «Ну не знаю, я второй раз так топлю, в первый все было нормально!»

В другой раз приходилось отправиться на ДТП — девушка на развязке не смогла решить, нужно ли ей поворачивать, и въехала в аккурат в отбойник между дорогой и съездом. Сама она, к счастью, не пострадала.

Работа привлекает желающих своим размеренным графиком: сутки через трое. Найдется время как на восстановление после смены, так и на хобби. Однако стоит учесть «сезон». Минувшей весной регион вспыхнул аки спичка: то и дело горела какая-нибудь деревня или село. В такие дни о выходных речи не идет — на боевом дежурстве находится каждый, кто способен держать в руках пожарный рукав.

Вероятно, то же ждет огнеборцев и в этом году. Так, авиалесоохрана уже заявила о том, что лесные пожары в Тюменской области могут начаться уже в мае. Тем не менее, в ведомстве отметили: прогноз не окончательный. Его будут корректировать каждый месяц. Узнать, как боролись с пожарами в тюменских селах годом ранее можно по ссылке.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах