879

Можно ли проснуться во время операции? Анестезиолог о наркозе и вере в бога

По статистике осложнения чаще всего развиваются не из-за наркоза, а из-за самой операции.
По статистике осложнения чаще всего развиваются не из-за наркоза, а из-за самой операции. pixabay.com

«Девочка поняла, что несется на скорости прямо на дерево, и в панике забыла, как управлять электросамокатом. Более того, перепутала тормоз с газом. В итоге тяжелая травма и операция. Падения с самокатов - типично весенне-летние и одни из самых тяжелых травм. Ребенок летит головой вперед, и хорошо, если обходится без черепно-мозговой травмы», - говорит детский анестезиолог-реаниматолог Игорь Фролов. Корреспондент «АиФ-Тюмень» узнала, стоит ли бояться наркоза и какие могут быть последствия после перенесенной анестезии.

Опасные развлечения

Сирень Бабаева, «АиФ-Тюмень»: Игорь Анатольевич, сезон травм уже стартовал, из-за чего чаще всего дети ломают руки, ноги, получают ушибы?

Игорь Фролов: Да, травматология у нас уже бьет печальные рекорды. На одном из недавних дежурств поступило 187 детей, это только за одни сутки. Самые безопасные, на взгляд родителей, развлечения - самокаты и велосипеды - как раз и оборачиваются серьезными травмами. Попадая на большой скорости в яму, наезжая на бордюр на электросамокате, ребенок просто не успевает затормозить и летит головой вперед. То же самое происходит при резком торможении передним колесом на велосипеде. К слову, в этом плане старые велики, когда тормозили педалями назад, и обычные самокаты более безопасны. А вот поездки на модной технике приводят к черепно-мозговым травмам, вплоть до переломов костей черепа, сильно ломают нос, зубы, ключицу. Уберечь хотя бы от серьезной черепно-мозговой травмы может шлем, но у нас мало кто ездит в защите.

Также весной и летом дети чаще становятся жертвами дорожно-транспортных происшествий, а самые тяжелые травмы получают при ДТП и падений с высоты. Без серьезных экстренных операций, как правило, не обходится.

- За более чем 25-летний стаж работы вашими пациентами были и взрослые, и дети. В чем разница между ними для анестезиолога, с кем проще?

- Конечно со взрослыми, они знают, что операция и анестезия - необходимость, нужно пережить этот момент, чтобы потом стало лучше. С ними можно сотрудничать. Дети, особенно маленькие, не понимают, зачем нужна операция. Более того, они не знают, что это такое. К ним нужен подход, чтобы убедить, отвлечь, успокоить. У 2-3-летних все подготовительные манипуляции, например, установка венозного катетера, тоже проводятся под наркозом. К ребятам старше 10 лет отношение такое же, как ко взрослым, они уже все понимают и волнуются. Поэтому им накануне даем успокоительные препараты, чтобы лучше спали.

Самое тяжелое для детей - отлучение от родителей, это всегда стресс, слезы, истерики. Сейчас в некоторых клиниках, преимущественно частных, где операции плановые и их не так много, мамам и папам разрешают присутствовать в предоперационной и ждать, пока не подействует наркоз. В нашем случае, когда речь идет об экстренной помощи и одновременно идут 5-7 операций, такое невозможно.

Анестезия.
Анестезия. Фото: pixabay.com

- Перед операцией не рекомендуют есть и пить несколько часов из-за вероятности рвоты и опасности захлебнуться, родители всегда соблюдают это требование или становится жалко ребенка и дают перекусить чем-то?

- Аспирация рвотными массами - очень опасное осложнение. При плановых операциях лучше не есть за 6 часов до хирургического вмешательства и не пить за 4 часа. Обычно родители соблюдают эти рекомендации, если же ребенок что-то перекусил, отсчитываем шесть часов - только после этого берем в операционную. Но это если позволяет состояние пациента, в экстренных случаях времени ждать нет, поэтому наркоз быстрый, переход между бодрствованием и сном занимает минуту, а потом сразу вводим дыхательную трубку и раздуваем манжету. Даже если возникает рвота, в дыхательные пути ничего не попадает.

- Родителей пугает, что после наркоза дети часто ведут себя неадекватно, кричат, это последствия наркоза?

- Это действие некоторых препаратов, они вызывают возбуждение нервной системы, как на входе, так и при выходе из наркоза. Детям не больно, объективно их ничего не беспокоит, но они ведут себя возбужденно, хотят встать. Эти 5-10 минут надо только пережить. Если операция легкая, чтобы не пугать родителей, мы отдаем им ребенка только после прохождения этого этапа. К сожалению, избежать его невозможно. Можно ввести седативный препарат, но это неоправданно, после него он полдня будет приходить в себя.

Побочка на мозг

- Наркоз действительно так опасен, как его воспринимают? Или это пережитки прошлого, и сегодняшние препараты не дают побочных реакций?

- За 25 лет, что я в этой профессии, наркоз стал намного безопаснее. За это время анестезиология очень сильно изменилась. В 1995 году из следящей за состоянием пациента аппаратуры у нас были секундомер и обычный тонометр - все, больше ничего! Каждые десять минут мерили давление, считали пульс и смотрели за цветом губ пациента. В конце 90-х-начале 2000-х наркоз без монитора был уже нонсенс. Сегодня «умная» техника полностью контролирует состояние пациента: пульс, ритм, давление, сатурацию, температуру. Аппараты ИВЛ совсем не те, что были раньше. Сейчас они не просто дышат за пациента, а контролируют его дыхание, показывая все параметры. Вероятности что-то почувствовать или проснуться во время наркоза точно нет.

- Самый большой страх пациентов, наверное?

- И самый необоснованный, вероятность проснуться во время операции равна нулю. Есть аппарат, показывающий МАК - минимальную альвеолярную концентрацию анестетика, если он меньше единицы, операцию начинать нельзя, пациент, возможно, что-то почувствует. Приступают только тогда, когда этот показатель составляет единицу и больше. Контролируется и глубина наркоза специальным монитором. Все данные с приборов записываются на флешку и хранятся, поэтому если пациент будет утверждать, что он проснулся во время операции, всегда можно посмотреть записи.

- Чем тогда можно объяснить то, что некоторые больные говорят, что они слышали голоса врачей?

- Вообще, во время операции врачи практически не разговаривают, после - да. И этот момент как раз совпадает с тем, что пациент начинает выходить из наркоза. Тогда он и может услышать что-то, но это уже после хирургического вмешательства.

- Есть мнение, что наркоз влияет на мозг, некоторые отмечают ухудшение памяти, это действительно так?

- Есть всего один препарат, оказывающий негативное воздействие на память, но он применяется только в экстренных и самых серьезных случаях: большая потеря крови, практически отсутствующее давление. Его преимущество в том, что он поддерживает и приподнимает артериальное давление, потому что все средства для наркоза, в подавляющем большинстве, снижают его. Если тяжелому пациенту с практически нулевым давлением мы введем другой препарат, он просто умрет. Да, после него подводит память несколько месяцев, но в сравнении со спасенной жизнью это мелочи, к тому же со временем побочный эффект исчезает.

Все остальные средства для наркоза никакого влияния на мозг не оказывают, многие даже защищают его от стресса. При черепно-мозговых травмах, инсультах мы иногда специально вводим пациента в искусственную кому, чтобы дать мозгу отдохнуть. Когда человек в сознании, бодрствуют и нейроны, идут биохимические процессы, клетки потребляют кислород. А во сне эти процессы замедляются, и отдых помогает мозгу восстановиться.

В целом осложнения чаще всего развиваются не из-за наркоза, а из-за самой операции. Согласно исследованиям, на 187 тыс. случаев приходится всего одна смерть от последствий анестезии.

Перепроверить все

- Игорь Анатольевич, вы много лет каждый день сталкиваетесь с болью, бывает, пациентов не удается спасти, что помогает оставаться в ресурсе?

- К счастью, пациентов теряем редко, а когда в последний раз во время операций умирали дети, я даже вспомнить не могу. Но привыкнуть к уходу больного нельзя, сколько бы ты ни был в медицине. Каждый раз это стресс. Смерть от затяжной болезни и внезапная переживаются по-разному. В первом случае это тяжелый, но ожидаемый финал. Мы понимаем, что не можем ничем помочь, например, при циррозе печени, когда органа практически не осталось. Когда не удается спасти человека из-за травмы, когда умирают молодые люди - это боль, сильные переживания. Важно не зацикливаться на этом, отвлечься на дачу, рыбалку, спорт, коллекционирование - не так важно что, главное - не думать постоянно, не прокручивать в голове эту ситуацию. Иначе можно впасть в депрессию. Мне помогают мои дети, стоит час поиграть с ними - и негативная нагрузка сразу снижается.

- У вас есть какие-то ритуалы перед операцией? Обращаетесь мысленно за поддержкой к высшим силам?

Анестезиологу, в чьих руках жизнь пациента, духовными практиками лучше не увлекаться, полагаться нужно на себя и свои знания, а не на высшие силы

- У меня ритуал один - проверить оборудование, наличие кислорода, все трубки, даже если медсестры уже все посмотрели. Я человек абсолютно недуховный, неверующий, стопроцентный атеист. И, считаю, что это мне помогает, потому что знаю, надеяться могу только на себя и науку. Любую ситуацию я оцениваю трезво. Уверен, что анестезиологу, в чьих руках жизнь пациента, духовными практиками лучше не увлекаться, полагаться нужно на себя и свои знания, а не на высшие силы. Я в нестандартной ситуации всегда виню себя, и в следующий раз на это обращаю еще более пристальное внимание.

- А во врачебные приметы верите?

- Нет, хотя некоторые коллеги считают, что оперировать человека накануне его дня рождения - плохая примета, к беде. Если пациент - родственник врача, то это тоже нехорошо, будут проблемы. Я же отношусь ко всему этому скептически. Ни черные кошки, ни пятница 13-е меня не пугают.

Досье
Игорь Фролов - детский анестезиолог-реаниматолог Областной клинической больницы №2. В 1994 г. закончил Тюменский государственный медицинский университет (лечебное дело). В 2015 г. прошел повышение квалификации в Тюменском государственном медицинском университете (анестезиология-реаниматология).

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах