aif.ru counter
09.10.2019 14:12
349

Сварщик в белом платочке. В 72 года сибирячка учит студентов варить металл

Тюменка до сих пор не мыслит себя без треска сварочного аппарата.
Тюменка до сих пор не мыслит себя без треска сварочного аппарата. © / Клара Назарова / Из личного архива

Более 30 лет Клара Назарова проработала сварщиком на Ялуторовском авторемонтном заводе. В эту мужскую профессию она влюбилась с первой искры. Выйдя на пенсию, она не бросила дело всей жизни и теперь учит мастерству сварки студентов. Как женщина-сварщик приручала «огненного дракона» и поднимала голову Ленину, узнал корреспондент «АиФ-Тюмень».

Неженское дело

«Да ну брось, неженское это дело! - отмахивались знакомые мужчины от юной Клары. - Ишь, чего удумала, сварке научится, борщи лучше вари!»

Все изменилось с появлением Николая - сварщика от Бога. Он-то и дал ей в руки держатель для электродов.

В 1968 году молодые поженились. После рождения первенца семья Назаровых переехала в Ялуторовск. Оба устроились работать на местный авторемонтный завод, он - сварщиком, она - развозила на электрокаре по цехам ящики с комплектующими. Параллельно пошла на курсы сварщика в учебно-курсовой комбинат, скорее, для корочки. Ведь всем премудростям этой работы учил ее муж. Только перерыв на обед, а Клара уже стоит с электродами в руках на участке у Николая. Сварочный аппарат замыкает и начинает плеваться искрами в разные стороны. Отлетает держатель для электродов, а следом и сама Клара бежит с участка. В спину доносится шутливый голос мужа: «Еще раз увижу, ты у меня получишь». Но с каждым разом получалось все лучше и лучше: искр меньше, швы ровнее.

Искры при сварке.
Искры при сварке. Фото: pixabay.com

Вскоре приручение «огненного дракона» пришлось на время оставить - в семье ждали еще одно прибавление.

«Клара, на завод новое оборудование привезли, ну точно для тебя! Аргонно-дуговая сварка, для сварки алюминиевых деталей», - рассказал за ужином через год после рождения дочери Николай.

На следующий день только вышедшая из декрета Клара стояла перед начальством.

- Я хочу работать на аргонной сварке! - выпалила она с порога.

- Ну что у нас, мужчин-сварщиков нет что ли?! - привел самый весомый аргумент, недоуменно измеряя шагами кабинет, начальник цеха. Но, поймав очередной упрямый взгляд работницы, сдался. - Ладно, поезжай в Тюмень, пусть там покажут, как пользоваться этим оборудованием. Здесь никто не знает, с какой стороны к нему подступиться.

В областной столице чудо современной сварки стояло бережно укрытое большим полотном. В цеху пахло свеженанесенной краской, а у стен стояли строительные леса. На время ремонта цех не работал. Домой Клара вернулась только с советом: «Хочешь научиться? Бери паспорт аппарата, читай настройки и сиди тренируйся, если захочешь - получится».

Сварка.
Сварка. Фото: pixabay.com

Николай осторожно включил аргонную сварку. Аппарат тихо зажужжал и послушно «подался» в руки новой хозяйки. Так, в 28 лет Клара стала сварщиком-аргонщиком и влюбилась.

Никто, кроме нее

Сначала она работала одна, колупалась потихонечку в углу, варила небольшие детали. Вскоре на заводе решили создать бригады. Пятеро мужчин единогласно выбрали своим бригадиром Клару и по-свойски прозвали «Сергеевна». Правда, зарабатывали они намного больше ее - по 300 рублей в месяц! По тем временам хорошие деньги, бригадир же получала в половину меньше, - из-за отсутствия опыта.

«Но как только набила руку, пошел и доход. Наплавить одну головку блока стоило 25 копеек, я успевала сделать таких деталей 60 штук. Бралась за любую работу! Кто-то заболел и не вышел, его детали варила я, и уже не только аргонной сваркой, но и полуавтоматом в среде углекислого газа, ручной дуговой и газовой сварками», - вспоминает Клара Назарова.

Семидесятикилограммовые чугунные блоки Сергеевна воротила словно пушинки. И все чаще сложную работу начали давать именно ей. Как-то пришло срочное задание: напаять постели блока двигателя Газ-51 газосваркой. Хоть и не любила Клара работать газовой, но не отвертишься, - бригадир. Зажала блок в кантователь, повязала на голову свой белый платочек и за работу.

«Кто паял?» - через пару дней услышала она голос мастера участка расточки блоков.

Тишину цеха нарушило робкое «я». Сергеевна уже приготовилась принимать критику. Но вместо этого раздалось: «Так! Кроме нее, чтобы никто не паял постели блока». Слава о женщине-сварщике разнеслась не только по всей округе, о Кларе были наслышаны и в Казахстане. Так и спрашивали у приезжих заводских мужчин: «У вас там женщина в белом платочке все еще работает?».

«Поднимите голову Ленину»

В 1987 году серьезно заболел Николай. Инвалидность вынудила его уйти с работы. А через три года Клара похоронила мужа, оставшись одна с тремя детьми. После смерти Николая ей предстояло доделать большую работу своего мужа.

При въезде в Ялуторовск, город декабристов, власти хотели поставить большую скульптуру ангела-хранителя, держащего в руках солнце, а рядом - барельеф с пятью декабристами. Скульптуру из меди должен был собирать Николай, но не успел. Эту работу пришлось выполнять уже Кларе. Два месяца после основной работы до позднего вечера она сваривало медные детальки вместе со скульптором Шараповым все в единое целое. Однако финансирование проекта прекратили, ангел-хранитель городу оказался не нужен, и огромная скульптура украсила территорию местного профилактория.

Кларе доверяли самые сложные заказы, точно знали - Сергеевна не подведет.

«Я же женщина, делала все аккуратно. Я не пила и руки у меня никогда не тряслись», - смеется она, вспоминая годы работы на заводе.

Довелось как-то Кларе поднимать голову самому вождю мирового пролетариата. В конце 70-х годов в Ялуторовск привезли памятник Ленину. Только когда снимали с вагона, похоже, вождя поставили вверх ногами, и голова его припала к груди. Когда это обнаружили, районные партийные руководители поседели: поднять голову Ильичу можно было только предварительно ее отпилив. Доверили эту «операцию» слесарю - инструментальщику Ямщикову Владимиру, приварить «заплатку» Сергеевне. В шею вождю они поставили специальную вставку, голову приварили на место. Аккуратно закрасили. Памятник стоит до сих пор и, если присмотреться, можно заметить, как Ленин немного смотрит вниз.

«Все в кайф»

В конце 96-х завод начал «сдавать». Заказов и работы стало все меньше. Порой приходилось днями просиживать без дела. Для энергичной Клары ничего не делать было тяжелее всего. Тогда младший сын, студент училища, предложил пойти работать мастером производственного обучения. Конечно, по сварке.

«Сначала плакала, каждый день думала уйти, не знала, как подступиться к детям. А потом привыкла. Сдружилась со своими мальчишками. Сколько я их выпустила за восемнадцать лет работы в колледже!»

Сейчас Кларе Назаровой 72 года. Но она до сих пор не мыслит себя без треска сварочного аппарата и своих мальчишек. Каждый день учит варить детали, трубы, делать угловые, стыковые, потолочные, горизонтальные и вертикальные швы. Любимый сварочный аппарат Сергеевны - тот самый, с которого все началось, - аргонно-дуговая сварка, после работы с ним в воздухе пахнет озоном, как после грозы. А из всего разнообразия металлов сердце больше лежит к работе с капризными цветными.

«Алюминий плавится при 660 градусах, но его покрывает окисная пленка, а, чтобы ее расплавить, температура нужна в 2060 градусов. Уже видишь, как металл дрожит, но пока не пробьешь пленку, алюминий не заваришь», - с нежностью в голосе рассказывает Клара.

Любят ее и студенты. Спустя годы, уже повзрослевшие мальчишки приезжают с цветами к своей Сергеевне, пишут в соцсетях. «А у меня во «ВКонтакте» все друзья одни мальчишки! Сейчас и в «Одноклассниках» начали меня находить», - смеется она.

Есть среди ее студентов и признанные профессионалы своего дела. Например, Вячеслав Кайп три года подряд становился лучшем на региональном конкурсе «Славим человека труда!». «Меня учила мастер, Назарова Клара Сергеевна, чудесная женщина, которой на момент моего обучения было уже за 60 лет. Брала меня за руку и показывала, как и что надо делать. Благодаря ей я стал специалистом и люблю свою профессию», рассказывал он о своих студенческих годах.

Дочь уже предлагает Кларе уйти на отдых, но поняла – это не для мамы: какой отдых, если в душе без дела нет покоя.

«Мне все в кайф! И езда за рулем, - 45 лет вожу машину, и обучение детей сварке. Видеть, как у студентов появляется блеск в глазах, при их успехах. А мне находить в этом радость и удовлетворение, такой это драйв!»

Оптимизм и любовь к жизни помогли Кларе Назаровой пережить самые тяжелые испытания: потерю мужа и младшего сына. Но, как бы жизнь ее не испытывала, она не опускает руки.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество