(обновлено )
Примерное время чтения: 10 минут
1451

Сбил на «зебре» и забыл. 13-летняя девочка учится жить после страшного ДТП

Татьяна Фокина / личный архив

...В солнечный февральский день Дарья Фокина предложила маме испечь блины. Началась Масленица и очень хотелось полакомиться этим традиционным блюдом. Вот только молока дома не оказалось. За ним 12-летняя девочка решила сбегать в ближайший супермаркет. Домой она вернулась спустя несколько месяцев в инвалидной коляске. Водитель, сбивший ребенка на «зебре», спустя полгода не понёс наказания. Подробнее в материале tmn.aif.ru.

«Если позовем, значит, прощаться»

Убежав в магазин, Даша долго не возвращалась. Недалеко от их дома загудели спецсигналы скорой и полиции. Мама девочки Татьяна Николаевна забеспокоилась. Телефон дочь оставила дома, поэтому она попросила сына сходить за сестрой. Он вернулся домой один, сказал, что Дашу не нашел, а на пешеходном переходе недалеко от их дома произошло ДТП. В этот момент у Татьяны Николаевны зазвонил телефон: сухой, беспристрастный голос коротко сообщил: Дашу сбила машина.

Уже в больнице врач рассказал, что Дарье повезло: с такими травмами 70% пациентов умирают еще в машине скорой помощи. Никаких прогнозов и надежд доктора не давали. Помимо множественных переломов, у Даши были гематомы головного мозга. Весь мозг был в паутине кровоизлияний. Оперировать было нельзя.

«Сказали, нужно подождать три дня, если за это время она не умрет, можно будет о чем-то говорить», — вспоминает Татьяна Фокина.

Все эти дни женщина молилась только об одном — жизни дочери. Она знала: всё, что будет после, они преодолеют. Девочка выжила, но месяц была в коме.

Такой Даша была до злополучной аварии.
Такой Даша была до злополучной аварии. Фото: личный архив/ Татьяна Фокина

«Меня к ней не пускали, я видела ее только урывками, когда врачи перевозили Дашу на разные обследования. Два раза в день звонила, узнавала, какая динамика, какие результаты анализов, — говорит Татьяна Николаевна. — Как-то мне врач сказал: „Если мы вас позовем, значит, нужно прощаться“. Поэтому я радовалась, что мне не звонят».

До ДТП Даша занималась в фольклорном ансамбле «ЯрецЪ». Она играла на народных инструментах, пела. Чтобы помочь дочери скорее прийти в сознание, Татьяна Николаевна попросила врачей включать Даше аудиозаписи с голосами родных, подруг и песнями, которые она исполняла.

Через некоторое время Дарья на пару секунд приоткрыла один глаз. Это был знак — прогресс есть.

Впереди — инвалидная коляска

Дашу перевели в отделение неврологии. С этого момента Татьяна Николаевна не отходила от дочери.

«Я вдова, поэтому на время к нам переехала крестная младшего сына. Мальчишки, им по 9 и 11 лет, были на хозяйстве. Мы живем в частном доме, поэтому забот у них было много: покормить кур, кошек, полить цветы и так далее», — говорит женщина.

Помимо медикаментозного лечения, Даше в отделении делали массаж, но осторожно, боялись перегрузить мозг и вызывать эпилептические припадки.

«Иногда брала на себя ответственность и учила ее забытым навыкам. Например, открывать рот, когда подносишь к губам ложку. На это у меня ушла неделя», — вспоминает мама девочки.

В больнице Даша отметила свой 13-й день рождения. Татьяна Николаевна постаралась устроить настоящий праздник для дочери. С шарами пришли подруги девочки, пожелали ей главного — выздоровления. Но врачи давали неутешительные прогнозы: впереди - инвалидная коляска.

Вопреки всему

Через месяц Дашу выписали в реабилитационный центр «Надежда». Единственное, что она могла делать самостоятельно, — ненадолго открывать один глаз, буквально на пару часов в день. Все ее тело было в мышечных спазмах, практически отсутствовал глотательный рефлекс. Дарья сильно похудела. Татьяну Николаевну предупредили: еще минус один килограмм и дочери сделают гастростомию (операция по установке трубки в желудок, когда пациент не может принимать пищу через рот. - Прим.ред.). Мама начала усиленно кормить дочь. Тогда же Даша стала реагировать на вопросы. Как-то Татьяна Николаевна попросила ее показать, где у мамы глаз.

 Врачи говорили, что Даша сможет сесть только спустя полгода, а она начала садиться через 1,5 месяца после начала реабилитации.
Врачи говорили, что Даша сможет сесть только спустя полгода, а она начала садиться через 1,5 месяца после начала реабилитации. Фото: личный архив/ Татьяна Фокина

«Она медленно, очень-очень медленно подняла руку, провела по моему лицу и остановила у глаз, затем я попросила показать, где губы, она снова медленно-медленно опустила руку к губам. Стало ясно — она все помнит и понимает», — говорит женщина.

Процедуры у Даши были расписаны чуть ли не по минутам. Помимо обязательно массажа и ЛФК, Татьяна Николаевна еще самостоятельно работала с дочкой. Вскоре подросток начала поднимать голову, держать спину.

«Мне говорили: "Через полгода она только сядет", а Даша уже через 1,5 месяца начала тянут руку, чтобы самостоятельно сесть, потом встала, начала ходить с ходунками», — рассказывает Татьяна Фокина.

Вопреки всем прогнозам Даша упорно возвращается к прежней жизни. Еще только середина реабилитационного курса, а успехи подростка впечатляют и вдохновляют специалистов. Сейчас девочка собирает пазлы, считает на пальцах одной руки, учится писать.

Опасный переход

Единственное, что пока Даша не умеет — говорить. По словам Татьяны Николаевны, врачи уверяют, что физически никаких препятствий к восстановлению речи нет —дело в голове. Нужно, чтобы в мозге восстановились все утерянные связи, тогда Даша снова сможет и говорить, и петь.

«Сейчас я хочу перевести ее на домашнее обучение — впереди ведь учебный год, параллельно будем продолжать реабилитацию, — делится Татьяна Николаевна. — Спрашиваю у Даши, хочет ли она в школу, - мотает головой, а когда задаю вопрос про музыкальную школу, показывает лайк».

 Шаг за шагом девочка идет к полноценной жизни.
Шаг за шагом девочка идет к полноценной жизни. Фото: личный архив/ Татьяна Фокина

День, когда ее сбила машина, Даша помнит. Помнит, что она была белого цвета. А вот вспоминает ли о подростке водитель, не заметивший ее, неясно. Дело до сих пор не передано в суд. Водитель за эти полгода ни разу не вышел на связь, не предложил помощь. Многодетной маме помогают с деньгами друзья, родственники, знакомые.

«Следствие почему-то затягивается. Сначала мне говорили, что у них какие-то технические сложности возникли, но сих пор не сделана даже экспертиза по камерам видеонаблюдения, которые висят как раз над этим пешеходным переходом», — рассказывает мама девочки.

Пешеходный переход, на котором сбили Дашу, давно беспокоил жителей частного сектора мкр. Нефтяник, они не раз обращались к властям с просьбой поставить на этом месте хотя бы светофор с кнопкой. Но ничего не изменилось даже после аварии.

«Такие ситуации, когда водители не замечают пешеходов и еле успевают нажать на тормоз на пересечении улиц Хохлова — Щербакова — Чайковского возникает часто. Люди идут из частного сектора, а выезжающие из заправки водители не всегда их видят», - объясняет Татьяна Николаевна.

Татьяна Фокина надеется, что к тому моменту, когда дочь снова начнет свободно ходить, вернется к прежней жизни, светофор на злополучной «зебре» поставят. Ее дочери повезло выжить после страшной аварии, но на ее месте может оказаться любой другой пешеход и нет гарантии, что следующее ДТП не будет со смертельным исходом.

Напомним, ранее мы писали о маленькой Арине, которая борется с ДЦП, рассказывали о девочке Олесе, которой не могут поставить точный диагноз, делилсь историей Виолетты, чья жизнь навсегда изменилась после нападения собаки.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах