Примерное время чтения: 9 минут
85

«В нашей власти сохранить жизнь». Как в Тюмени сокращают количество абортов

Романов Кирилл / АиФ

Повышение статуса семьи и укрепление традиционных семейных ценностей сегодня обсуждается все активнее. На государственном уровне вводятся различные формы поддержки, от праздников как День отца до пособий и программ типа материнского капитала. Что нужно для того, чтобы браки были крепкими, а детей рождалось больше, корреспондент tmn.aif.ru узнал у руководителя Центра защиты материнства «Покров» Надежды Висловой.

Потеря ценностей

– Надежда Сергеевна, десять лет назад был создан «Покров». Почему вы выбрали такое направление как защита материнства?

– Это общее направление нашей организации. В целом, вся работа нацелена на сохранение семейных ценностей. У нас целая команда, в одиночку оказывать профессиональную помощь нереально, а любителей в этой сфере быть не должно.  Когда речь идет о жизни и смерти психолог должен за 40 минут убедить женщину сделать выбор в пользу зарожденной в ней жизни. И еще не было случаев в нашей практике, чтобы мама, которая сохранила жизнь ребенка, была несчастна.

– За эти годы материнство все еще нуждается в защите? В меньшей или большей степени?

– Оно будет нуждаться до тех пор, пока в нашей стране не введут закон о запрете абортов. Это уже не радикальная точка зрения, а насущная необходимость. У нас с 1955 года разрешены аборты, представляете, какое количество населения за это время уничтожено. Это самая главная государственная проблема. Представьте, в семье совершен аборт. Муж живет, по сути, с женой-убийцей. Он сам соучастник этого преступления. Может ли быть в этой семье мир? Нет. Ближайший результат – это развод или ухудшение отношений. Конечно, мы помогаем по мере сил. И многодетным семьям и семьям, которые в трудную жизненную ситуацию попали – у мужа нет работы или у жены. Мы стараемся вникнуть в каждый случай. У нас очень сильный социальный отдел, который оказывает не менее важную помощь – психологическую.

Руководитель регионального Центра защиты материнства «Покров» Надежда Вислова
Руководитель регионального Центра защиты материнства «Покров» Надежда Вислова Фото: личный архив/ Надежда Вислова

– Семейные ценности сейчас пытаются возродить. Ввели День семьи, любви и верности, проводят парады отцов, открывают памятники мамам, папам. Все это помогает повысить статус семьи?

– Вне сомнения, такие праздники помогут. Благодаря празднику отца повышается и престиж мужчин. Сейчас на государственном уровне активно обсуждается повышение роли отца и отцовства в социуме.

– Почему, несмотря на материальную поддержку семьям, на наличие социальных проектов семьи все равно распадаются, и наблюдается высокий процент разводов?

– Это связано с полной потерей традиционных ценностей. А в нашей стране они строились на нравственности. Сейчас у общества настолько аморфная позиция, касающаяся морали: «Ну да, вышла замуж. Ну да, развелась. А что такого? У меня впереди большая жизнь». До 90 % в некоторых регионах увеличилось количество разводов. Грубо говоря, сегодня ты женился, а завтра ты развелся. А если опять обратиться к истории, в России до 1917 года разводы также были запрещены. Чтобы развестись, какие нужно было перипетии пройти. Сейчас развод для многих – это как выпить стакан воды.

Выйти из зоны комфорта?

– Чем, по-вашему, опасен демографический кризис, ради преодоления которого чиновники придумают все новые материальные стимулы для рожениц?

– Элементарно. Полной потерей суверенитета. Кто нас защитит с вами? Где эти молодые люди? А их нет. Вообще, демографическая политика – это политика любого государства, которое должно заботиться о том, чтобы народонаселение возрастало. К примеру, верховный суд Соединенных штатов принял решение о запрете абортов на федеральном уровне. Если я не ошибаюсь, уже 14 штатов приняли закон о строжайшем запрете абортов. А наша страна – первая в мире, которая разрешила аборты в результате Октябрьской революции, и в 2020 году было 100-летие легализации абортов. Есть мнение, что, если запретить аборты, общество захватит лавина криминальных прерываний беременности.

Но это не так. Во-первых, наша страна уже пережила такой опыт в сталинское время. Тогда тоже были криминальные аборты, но это не миллионы случаев. Дмитрий Иванович Менделеев, который, к слову, был 17-м ребенком в семье, как-то делал подсчеты населения. По его прогнозам, к XXI в. нас должно было быть 500 млн. человек. А нас сейчас едва насчитывается 140 млн. При чем, это с учетом Кавказа, где сохраняются семейные традиции и, в том, числе, религиозные, когда аборт недопустим. Например, в клиниках Чечни никогда не делают абортов.

–А как быть женщине, когда прерывание беременности необходимо по медицинским показаниям, когда врачи советуют прервать беременность, потому что по результатам всех обследований ребенка ждет глубокая инвалидность?

– Да, такое встречается в жизни. Но, на мой взгляд, это уловка. У нас недавно прошел большой семинар, на котором выступали представители медицинского сообщества – акушеры, психологи доабортного консультирования Курганской и Тюменской областей. В конференции участвовала и общественная организация «Луч жизни». Ее руководитель Марина Дебрянская говорила о том, нужно ли по медицинским показаниям проводить аборты или стараться спасти ребенка. Во-первых, по ее словам, очень часто медицинские показания могут быть ошибочными. Ведь даже современная техника не ультрасовершенна. Если есть медицинские показания, подтверждение патологии, все равно у женщины может быть выбор сохранить жизнь ребенку или нет.

Фото: pixabay.com/ Milli_lu

– Вы много общаетесь с женщинами, которые к вам обращаются за поддержкой, в том числе в ситуации, когда хотят сделать аборт, чем они объясняют свое решение, и всегда ли вы отговариваете от этого шага?

– Просто по причине потери комфорта. Да, у нас сформировался стереотип, что женщина асоциального поведения без мужа, без квартиры и работы делает аборты. На самом деле таких гораздо меньше, больше на прерывание беременности решаются социально-успешные женщины. У них карьера, светлое будущее и надо все успеть. А вообще, все очень индивидуально. Конечно, есть случаи, когда женщину толкает на аборт финансовые трудности. Супруг может быть против. Очень часто и мамы настаивают на аборте, объясняя это тем, что дочери надо учиться, думать о будущем, а ребенок может помешать. Не стоит забывать и о постабортном синдроме, который не имеет срока давности. Женщина может сделать в 18 лет аборт, а сожаление об этом придет в 60 лет. В нашей стране очень маленький процент женщин, которые никогда не делали аборт. И это счастливые женщины. По поводу отговаривания хочу уточнить: мы не отговариваем, а повышаем уровень осознанности проблемы для женщины. В основном, приходится работать с будущими матерями репродуктивного возраста – 25-40 лет. К сожалению, этот возраст тоже сокращается. И это не только из-за экологии. Приходится работать и с несовершеннолетними, но это небольшой процент, так как они больше прибегают к медикаментозному аборту.

Кризис неизбежен

– Известно, что государство поддерживает матерей денежными пособиями. В частности, материнским капиталом. С одной стороны, это замечательно – деньги можно потратить на нужды семьи, на ребенка, с другой – многие рожают ради денег, а дети потом растут без присмотра, либо вообще попадают в социальные учреждения. Как вы считаете, материальная поддержка нужна и что делать, чтобы она, как и задумано, была во благо, а не во вред? Или это палка о двух концах?

–Да, некоторые матери ведут асоциальный образ жизни и социальное иждивенчество существует. Наши психологи работали с такими женщинами. Однако те мамы, с которыми мы работали, они не рожали ради денег, а использовали материнский капитал не по назначению. Специалистом удавалось «приводить их в чувства». Материальная поддержка нужна, но нужно и работать с женщинами и с семьями, чтобы они использовали деньги по назначению.

– Как правило, в нашей стране закон на стороне у матерей-одиночек. А как быть мужчинам, которые в одиночку воспитывают детей? У них равные права или, все-таки, они менее защищены с юридической точки зрения?

– Я не могу конкретно ответить на этот вопрос, но, по-моему, у них неравные права. У нас в этом году был большой проект, нацеленный на помощь матерям и отцам-одиночкам, многодетным семьям. Мы помогали продуктами, одеждой. Процент отцов-одиночек невысокий. Мужчины тоже подвержены деградации. Может, вот как раз День отца поспособствует повышению статуса отцовства.

– Сейчас многие эксперты предрекают демографический кризис как в 1990-е, вы согласны с этим?

– Я не хочу соотносить сегодняшнюю политическую ситуацию с демографией, но, так или иначе, это неизбежно. Наша организация участвует в национальном проекте «Демография». Вы сами понимаете, что демографическая проблема для нашей страны катастрофична. В прошлом году у нас убыль населения превысила рождаемость. За 10 лет, если бы действовал этот закон, сколько бы людей уже выросло! А их нет. Они все уничтожены, просто-напросто.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах