aif.ru counter
11.09.2019 16:44
7750

Красная книга не поможет. Где рыба и почему обеднели реки

Обь-Иртышский бассейн, действительно, всегда славился своими рыбными ресурсами.
Обь-Иртышский бассейн, действительно, всегда славился своими рыбными ресурсами. © / Пресс-служба СФУ

Тюменская область испокон веков считалась рыбным краем. В старину сосьвинскую селедку и сибирского осетра поставляли к царскому столу. И в советскую эпоху, даже в тяжелые годы Великой Отечественной войны, на фронт отправляли тонны муксуна и нельмы. А сейчас с Дальнего Востока в регион везут диковинную для сибиряков чавычу, нерку, кету.

Почему, и надолго ли пропала наша знаменитая белорыбица? Об этом корреспондент «АиФ-Тюмень» узнал у начальника отдела эколого-сырьевых исследований Тюменского филиала федерального государственного бюджетного научного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии», кандидата биологических наук Андрея Матковского.

Правила игры диктует рынок

Юрий Пахотин, «АиФ-Тюмень»: Правда, что у нас был уникальный по запасам деликатесной рыбы край, или это как в поговорке - каждый кулик свое болото хвалит?

Андрей Матковский: Обь-Иртышский бассейн, действительно, всегда славился своими рыбными ресурсами. Главным образом сиговыми. Но и осетра со стерлядью было немало. До тысячи двухсот тонн осетра добывали в те времена, о которых вы говорите, более ста тонн стерляди, до трех тысяч тонн муксуна. Обь-Иртышский бассейн кормил не только Тюменскую область, но и весь Советский Союз. Здесь добывалась треть пресноводной рыбы страны.

Обь-Иртышский бассейн кормил рыбой весь Советский Союз.

- В чем секрет такого изобилия?

- Секрет прост, ни одна сибирская река не обладает такой поймой, как в нашем бассейне. А она как раз и создает такую богатую питательную среду, где рыба может и нагуляться, и отнереститься.

- А что же случилось, почему обеднели реки? Это результат промышленного освоения Тюменского Севера предприятиями нефтегазового комплекса?

- Нет. Это все, безусловно, отрицательно сказалось, но лишь на небольшой части бассейна. Пострадали те участки акватории, где шло интенсивное загрязнение, и сокращались места нереста и зимовки рыбы. Причем это был короткий период в начале освоения, в 60-е годы прошлого века. Тогда нефть била фонтанами и была некая эйфория. Понятно, что повод для ликования и гордости у тех, кто открывал месторождения, был, но для природы это было бедой. Лозунг того времени: «Нефть любой ценой» действовал. Строились дороги, трубопроводы, нарушались экосистемы. Это сказывалось на водных биоресурсах. Но не катастрофически. Когда нефтяники поняли, что за ущерб, нанесенный природе, придется отвечать крупным штрафом, они стали более серьезно подходить к этой проблеме - стали создавать экологические отделы, подразделения по ликвидации аварийных разливов, по предотвращению порывов трубопроводов. И экологическая грамотность дала результаты. Мы постоянно проводим на реках мониторинг, и могу сказать, что уровень загрязнения сейчас, по сравнению с 60-ми, значительно снизился. Водоемы стали чище.

Сильный прессинг на популяции идет со стороны рыбного промысла.
Сильный прессинг на популяции идет со стороны рыбного промысла. Фото: АиФ/ Екатерина Герман

- Тем не менее, ценных промысловых видов рыб стало меньше. В чем тогда причина?

- В том, что очень сильный прессинг на эти популяции идет со стороны рыбного промысла. В основном, нелегального. Мы сравнивали то количество и возможности орудий лова, которые были в советский период, и то, которое используется сейчас. Разница колоссальная. Сегодня оснащение промысловиков на порядок выше. Раньше охрана биоресурсов строилась на ограничении интенсивности промысла, разрабатывался и утверждался режим рыболовства. Сейчас у нас вылов для предприятий регламентируется квотами, но как они соблюдаются, непонятно. Мы живем в рыночной экономике, и она диктует иные правила игры.

Красная книга не поможет

- При советской системе плановой экономики ситуация была лучше?

- Прежде всего, культура промысла была выше. Сами рыбаки были заинтересованы в увеличении рыбопродуктивности водных объектов. Чистили водоемы и тоневые участки, соблюдали периодичность облова озер и т.п. Было планирование, и соблюдался режим рыболовства. Во всем этом исходили из состояния биоресурсов. Определялось, сколько можно поставить сетей, чтобы не нанести вред популяциям. А сейчас во главе угла стоит улов. Отсюда и все проблемы. Пользователю невыгодно показывать фактический вылов, поскольку, если он его покажет, должен завершить свой промысел. Поэтому какую-то его часть он, конечно, скрывает. Прежде всего это как раз и сказалось на тех рыбах, которые совершают наиболее протяженную миграцию - осетровые и сиговые. Они практически исчезли. И, несмотря на то, что с 2014 года на промысел муксуна и нельмы введен запрет, мы реального их увеличения не видим. Рыба уходит из Обской губы на нагул и нерест, а в этом стаде производителей, которые должны созреть, по сути, нет. Рыбе не дают вырасти и отнереститься.

- Вроде бы муксуна и нельму собирались занести в Красную книгу. Занесли?

- Нет. Разговоры, правда, об этом шли. Ученые в Москве вносили такое предложение. Но это не особо повлияет на ситуацию. У нас осетр с 1998 года в Красной книге, а увеличения его запасов мы не наблюдаем. Красная книга, в основном, на совесть воздействует и позволяет в какой-то мере остановить законопослушное население. А браконьеров не очень-то пугают даже уголовная статья за вылов краснокнижной рыбы и очень серьезные штрафы со многими нулями.

Осетр с 1998 года в Красной книге.
Осетр с 1998 года в Красной книге. Фото: УМВД по Тюменской области

- А наступит ли такой «час икс», когда ученые и власти скажут: «Все, рыбы у нас достаточно, ловите сколько хотите»?

- Такой час и сейчас существует для некоторых видов рыб, например, для так называемых частиковых - это щука, язь, плотва, окунь, карась и т. д.

- А для вылова муксуна, нельмы, осетра?

- Нет, мы это услышим нескоро. Разрушить-то легко, а вот восстановить очень сложно. Исходя из тех воспроизводственных мощностей, которые сейчас есть в бассейне - это заводы в Харпе, Ханты-Мансийске, Тобольске, мы просчитали, что только к 2043 году можно будет добывать 200 тонн муксуна. То есть, для того, чтобы ввести такую квоту, больше 20 лет должны будут работать все эти предприятия, выпуская 200 миллионов мальков в год. Единственное, исключение - к 2031 году квоту порядка 30 тонн будут выделять коренным малочисленным народам Севера. Вся надежда сейчас на аквакультуру - создание маточных стад, строительство и реконструкция воспроизводственных площадей, заводов, предприятий, рыбопитомников, баз сбора икры.

- Я правильно вас понял - обычную, «беспородную» рыбу в реках и озерах области можно ловить в любом количестве?

- Здесь ситуация гораздо лучше - в целом запасы частиковых видов рыб за последние 30-40 лет не снизились, поэтому серьезных ограничений нет, и добыча постоянно увеличивается. В прошлом году у нас по бассейну было поймано свыше 28 тысяч тонн рыбы. Для примера - в Советском Союзе в среднем ее добывалось 30 тысяч тонн. Но в то время порядка 30-40% улова составляли ценные виды рыб, а сейчас основная часть добытой рыбы - частик. На юге области рыбакам-любителям сейчас разрешено вылавливать 5 кг рыбы в сутки.

Муксун.
Муксун. Фото: ТюмГУ

- Значит, норма все-таки существует?

- Я объясню. Такую норму установили как раз для того, чтобы те рыбаки-любители, которые на удочку ловят, какое-то удовольствие от рыбалки получали. Приходят они на водоем, а там рыба есть. А если все заставят сетями, какой им интерес ходить впустую.

- Сегодня на прилавках рынков в Тюмени можно встретить и муксуна, и нельму. Продавцы говорят, что эта рыба привезена с Дальнего Востока. Это так?

- На Дальнем Востоке муксун есть. Он распространен от Оби до Колымы, но это не значит, что на наших прилавках дальневосточный и канадский муксун. Впрочем, последнего в природе не существует. Так что это, скорей всего, наша, но браконьерская рыба.

- Несколько лет назад рыбаков пугали ротаном - новой для тюменских водоемов рыбой. Сейчас все вроде стихло. Удалось ротана каким-то образом нейтрализовать?

- Рыба эта пришла к нам с Амура. И никакой опасности не представляет. Ротана лучше всего нейтрализует щука - она его потребляет. Проблема в том, что в заморных озерах основным видом всегда был карась. Ротан выдерживает низкий уровень кислорода в воде, он всеядный: поедает молодь, икру, поэтому начинает карася вытеснять.

Тиляпия.
Тиляпия. Фото: pixabay.com

- В Тюменской области стали разводить тиляпию. Чем привлекла теплолюбивая африканская рыба сибирских рыбоводов?

- Надо, конечно, свою рыбу разводить. В наших открытых водоемах тиляпия не выживет. Но ее, насколько я знаю, выращивают в специальных условиях и не для зарыбления водоемов, а для насыщения рыбой рынка. Тиляпия быстро растет, набирает вес. Занялись в регионе и разведением форели. Все условия для этого у нас есть. Форелеводство - очень перспективное направление, получившее в последнее время развитие по всему миру.

Досье
Андрей Матковский окончил в 1982 году Калининградский технический институт рыбной промышленности и хозяйства. С этого же года работает в Тюмени. Заведующий лабораторией рыбохозяйственной экологии Тюменского филиала федерального государственного бюджетного научного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии», кандидат биологических наук, почетный работник рыбного хозяйства Российской Федерации. Автор многочисленных научных статей. Женат.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество