(обновлено )
Примерное время чтения: 8 минут
89

Пирсинг и тату. Как работают в госучреждениях люди с яркой внешностью?

№ 37. "Аргументы и Факты" в Западной Сибири 14/09/2022

Быть не таким как все хочется не только подросткам. Для выражения своей индивидуальности многие прибегают к услугам тату-салонов, делают пирсинг, носят дреды, красят волосы в яркие цвета и не стесняются надеть необычную одежду. Можно ли встретить людей с неординарной внешностью в госучреждениях и есть ли трудности при устройстве на работу в заведомо консервативную и строгую среду, в статье корреспондента tmn.aif.ru
 

Долой стереотипы

Тюменка Даша Михнова работает в Библиотечном центре для молодежи уже девять лет, когда она только устраивалась на работу, у Даши еще не было тату, правда, девушка еще с рождения отличалась от остальных.

«Я всегда выглядела необычно, у меня витилиго, которого я большую часть жизни прятала и стеснялась. На самом деле, я решила сделать первую татуировку, чтобы попробовать полюбить себя. Мысли были такие: коли я и так вся пятнистая, пусть хоть какое-то пятно мне нравится», – признается она.

По словам Дарьи, несмотря на ее необычность, с хейтом она не встречалась ни на работе, ни за ее пределами. Люди относятся лояльно, даже если замечают какие-то особенности на теле.

«В целом никому нет дела до моих картинок на теле, что правильно», – говорит Даша.

Фото: личный архив/ Дарья Михнова

Первая татуировка появилась в 25 лет, когда девушка уже работала в библиотеке. Руководство и коллеги отнеслись спокойно. То же самое касается членов семьи. Самое главное, по словам Даши, нет осуждения. Так что специально маскировать тату не приходится и в этом большой плюс.

Вообще, экспериментировать с внешностью девушка начала еще в университете: вплетала в волосы канеколон – цветные пряди. Сейчас у девушки две крупные татуировки, и она не собирается останавливаться на этом, есть желание попробовать кудри-дреды.

«Если кто-то и спрашивает: «Зачем?», я говорю кратко: «Мое тело – мое дело», – отвечает девушка.

В окружении Дарьи тоже есть необычные люди, но сама она очень лояльно относится к внешности других. Кстати, нынешний образ героини развеивает стереотипы о внешности библиотекарей.

«Татуировки сейчас носят многие, как и цветные волосы – тоже популярная тема. Я очень люблю естественную красоту и, скорее всего, если бы не витилиго, я бы не стала делать тату», комментирует героиня.
 

Творческая натура

Максим Родионов около двух лет работает художником-конструктором в Музейном комплексе им. И. Я. Словцова, до этого был опыт в частной компании. По словам Максима, как раз там и возникало больше непонимания из-за его внешности, в отличии от государственного учреждения. Говорит, сложностей с трудоустройством не было. Первая татуировка появилась в 17 лет. Сейчас их уже пять. И это не предел. У него никогда особо не было стремления быть не таким, как все. Если что-то нравится, просто старается примерять это на себе. Мужчине нравится меняться. В будущем хочется попробовать делать дреды или покрасить волосы в фиолетовый цвет.

«Многие считают это чем-то дерзким или видят какой-то фарс, их право», – говорит Максим.

Фото: личный архив/ Максим Родионов

На работе все относятся к внешности Максима нейтрально, несмотря на эксперименты с прическами, пирсинг и, иногда, накрашенные ногти. Единственное, руководство рекомендовало быть менее эпатажным и выглядеть чуть скромнее.

«Хейта особо не было. Иногда могут задать бестактный вопрос. Бывает, тычут пальцем, мол, взрослый дядя, а сам с пирсингом в носу, но это не на работе», – признается Максим. – Ногти крашу, когда бывают проблемы с ногтевыми пластинами. Чтобы они не выглядели ужасно, маскирую цветным лаком», – говорит наш герой.

Первое время после преображений были сложности в семье. Близкие долго не могли принять новый образ. Сейчас, по словам Максима, привыкли и их отношение изменилось с негодующего на спокойное.

«У меня всегда один ответ: «Захотел – проколол, захочу снять – сниму». Это вообще никого не касается, это не месседж этому миру, это делается для себя. Вообще, творческая натура подразумевает, наверное, тесную связь с такими вещами. Меня, как художника, интересует образ, и я самовыражаюсь, используя образы, поэтому, наверное, грех не экспериментировать с собой», – отмечает Максим

Максим признается, что во многом на его внешний вид повлияла мейнстримовая культура и рок-музыка. Правда, многое стало реализовываться в плане преображения уже в сознательном возрасте.

Помимо основной деятельности Максим сам делает тату. Желающих немного, так как у него свой стиль рисунка. В работах он не использует привычные картинки, цвета, преимущественно, в черно-красных тонах. 

Таких берут в артистки

Артистка капеллы высшей категории Тюменской государственной филармонии и концертмейстер Тюменского Государственного института искусств и культуры Жанна Стригун выделяется среди своих коллег пирсингом в ушах, на языке и брови.

В госучрждении она работает уже 13 лет и отмечает, что, когда устраивалась, в первую очередь оценивали ее данные, как артиста, а не внешний вид. Хотя уже тогда у нее был пирсинг.

«Осуждения не было точно. Но интерес, конечно, возникал. Спрашивали больно ли прокалывать язык, зачем мне это. Некоторые относились настороженно», – вспоминает артистка.

Первые эксперименты начались еще в 16 лет, когда Жанна решила проколоть уши. В 19 лет – бровь. В 22 года, после защиты первого диплома, девушка сделала пирсинг на языке. К счастью, как говорит девушка, ей не приходилось как-то маскировать или прятать пирсинг. Она предполагает, что это из-за того, что ничего экстремального в виде тоннелей у нее не было. Штанга в брови небольшая, сережка в языке тоже никого не смущала.

«Это был вполне осознанный поступок взрослого человека. Волосы цветные были буквально пару лет назад. И, наверняка, будут еще», – говорит Жанна.

Фото: личный архив/ Дмитрий Сиялов

А сегодня необычной внешностью никого не удивить. Жанна отмечает, что среди музыкантов-мужчин популярны длинные волосы, проколотые уши, есть и татуировки, правда, в основном там, где не видно.

На вопрос, что же повлияло на преобразования внешности, Жанна отвечает, что это книги, музыка, желание привлекать внимание.

«Я считаю, что пирсинг и татуировки – это красиво. Более того, сейчас это настолько плотно вошло в массовую культуру, что никого давно не удивляет. И люди, на мой взгляд, стали более терпимыми. Многие самовыражаются, причем, в любом возрасте», – отмечает героиня.

Что касается татуировок, то их у Жанны нет. Но, по ее признанию, ей всегда хотелось. Правда, пока она не может определиться с рисунком. В планах у Жанны сделать розовые брови, с синими она уже ходила. Артистке нравятся креативные стрижки, которые она периодически демонстрирует. По словам Жанны, родные и близкие всегда относились с пониманием, среди друзей и сейчас есть очень необычные.

«Сейчас особенно важно обладать богатым словарным запасом, начитанностью и уметь общаться с разными людьми, слышать их. А быть конформистом всегда легко», – говорит Жанна.

Она убеждена, неформальный вид не делает человека непрофессионалом. Ведь, главное, чтобы человек был специалистом и любил свою профессию.

«У нас бывают концерты в общеобразовательных школах. Дети всегда замечают пирсинг и слушают с большим интересом, потом подходят пообщаться после. Неформальный вид часто помогает в работе со студентами, они принимают за своего. И я считаю, что неформалы дольше выглядят моложе, странность молодит», – отмечает артистка.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах