Примерное время чтения: 8 минут
136

«Жалость - плохой помощник». Диана Гурцкая о творчестве и инклюзии

№ 10. "Аргументы и Факты" в Западной Сибири 06/03/2024

В Тюмени состоялся отборочный этап XV Международного благотворительного фестиваля «Белая трость» для детей с нарушениями зрения. Чтобы поддержать юных участников и провести отбор, в областную столицу приехала идейный вдохновитель фестиваля Диана Гурцкая. В эксклюзивном интервью tmn.aif.ru народная артистка России рассказала, как складываются судьбы участников фестиваля и как изменить отношение общества к детям с инвалидностью.

СПРАВКА
«Белая трость» – международный благотворительный фестиваль, который с 2010 года ежегодно объединяет талантливых детей с ограничениями по зрению и звезд шоу-бизнеса на одной сцене. Организатором Фестиваля выступает благотворительный фонд помощи незрячим и слабовидящим детям «По зову сердца» Дианы Гурцкая. За все время существования Фестиваля в нем приняли участие уже больше 10 тысяч талантливых детей из России и СНГ.

«Хочу, чтобы у них в жизни была красивая история»

— В рамках фестиваля «Белая трость» вы всегда сами ездите по регионам и отбираете детей, наверняка, приходится и отказывать юным участникам?

— Очень сложно выбирать, когда такие многогранные и талантливые ребята. Если бы я была одна и не было режиссерского подхода, то я бы взяла всех детей, проводила бы для ребят концерты. Но здесь профессиональный подход и мы понимаем, что должны взять сегодня одного ребенка, на следующий год — другого. Это и есть концепция фестиваля. Мне вообще очень сложно сидеть в жюри, потому что я помню себя в их возрасте. Я понимаю, как дети волнуются, с каким трепетом они выходят на сцену, о чем они мечтают. Я была на их месте. Но я радуюсь, что есть архиталантливые ребята. И задача нашего фестиваля: выявлять таких замечательных детей, чтобы в их жизни, как я часто говорю, была такая красивая история.

Фото: АиФ/ Игорь Сабаталов

— Ребята из Тюменской области уже принимали участие в фестивале, удалось ли кому-то из них добиться успехов?

— Конечно. Сегодня я как раз встречусь с несколькими детьми, в том числе с Варварой Алексанкиной, удивительной девочкой. Мы даже задумали вместе спеть.

— Вы отслеживаете судьбу участников? Есть ли среди них настоящие звезды?

— Обязательно, знаю, что они делают и какие у них достижения. Когда мы встречаемся на концертных площадках, где они выступают, я с гордостью смотрю на них и думаю, как здорово, что наш фестиваль стал их стартом в мире музыки. Даниил Хачатуров из Самары писал стихи. Потрясающие стихи. Я была поражена. Я спросила: «Данечка, а ты хочешь петь?» Он говорит: «Диана Гудаевна, а я пишу стихи», и я ему сказала, что он обязательно будет петь. Даня сейчас очень классный, успешный исполнитель. У него большой путь. В этом году он будет поступать. Рада, что я и наш фестиваль поучаствовали в его музыкальной жизни.

Фото: АиФ/ Игорь Сабаталов

«Категорически не люблю, когда меня жалеют»

— Какие проблемы незрячих детей и их родителей кажутся вам самыми острыми?

— Государство очень многое делает для детей и взрослых людей с инвалидностью. Я об этом часто говорю и горжусь за нашу страну, потому что это не пустые слова. Многое делается в системе образования, культуры. У наших детей есть возможность учиться, заниматься творчеством, работать. Но в нашей жизненной ситуации важно, чтобы менялось общество по отношению к людям с инвалидностью. Когда ребенок с инвалидностью играет во дворе и к его родителям подходят со словами: «Знаете, здесь вы не играйте». Или просят не подходить к другим детям — это недопустимо. Ребенок с инвалидностью имеет право жить так же, как и остальные дети. Играть, учиться, заниматься любимым делом, потому что он настолько многогранен и удивителен — у него должна быть возможность проявлять себя«.

— Вы в разных интервью говорили, что в семье вам не давали чувствовать себя «особенной», почему?

— Вот эта терминология — «особенная»... Есть у меня к этому вопрос. Для каждого родителя свой ребенок — особенный. Что касается меня: я считаю, что это абсолютно правильное родительское понимание, хотя в то время, когда я росла, мы не знали того, что знаем сейчас — инклюзия. Это доступная среда, творческая реализация — то, как вовлечены дети с инвалидностью в творчество, культуру и так далее. Безусловно, мне, например, очень помогла моя семья, ее интуиция. Мои родители делали все, чтобы я училась и получала полноценное образование, чтобы у меня все сложилось в жизни. Сейчас у детей есть самые разные возможности. Мы, например, были в музее, смотрели картины — в прямом смысле этого слова — смотрели. Сейчас у детей есть возможность смотреть спектакли, кино. Это так здорово и замечательно. Меня переполняет гордость за нашу страну, потому что мы идем вперед невероятными шагами.

Фото: АиФ/ Игорь Сабаталов

— Человека с особенностями здоровья окружающие невольно жалеют, если встречают в общественном месте, стараются помочь чем-то: подержать дверь, помочь дойти. При этом часто сами инвалиды против такого отношения. Почему?

— Жалеть не надо. Жалость — это плохой помощник. Жалость и понимание — согласитесь, разные моменты? Когда ты понимаешь и принимаешь человека на равных, идешь бок о бок с незрячим, открываешь ему двери — это одно. А когда смотришь жалостливо, охаешь и ахаешь — совершенно не нужно это. Категорически не люблю, когда меня жалеют. «Жалко Диану, она устает» — не надо жалеть, это к хорошему не приводит. Надо вовлекать: «Давайте вместе, давайте делать синхронно, в унисон. Давайте создавать инклюзию, возьмем этого человека на работу, будем перенимать его опыт». Это ключик к тому, чтобы менялось общество по отношению к людям с инвалидностью.

Ранее в эксклюзивном интервью tmn.aif.ru певица Назима рассказала, почему сейчас сложно удержаться в шоу-бизнесе и хотела бы она, чтобы дочь пошла по ее стопам.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах