aif.ru counter
09.02.2018 14:56
5450

«Я живой, но мертв». Кто и как помогает оказавшимся без крыши над головой

Умыться и причесаться - эта потребность пропадает у многих бомжей.
Умыться и причесаться - эта потребность пропадает у многих бомжей. © / Алексей Витвицкий / АиФ

Неряшливо одетые, ищущие еду в мусорных контейнерах, ночующие у теплотрасс - встретив таких людей, многие стараются обойти их стороной. «Бомж» - приговор, отрезающий все пути к возвращению в общество. О том, что жизнь на улице - не у всех выбор, а результат трагедии, - задумываются единицы. 

Как люди оказываются на обочине жизни и почему им сложно вернуться в общество, Сирень Бабаева, корреспондент «АиФ - Тюмень», узнала у директора автономной некоммерческой организации «Центр развития социальных проектов Тюменской области «Милосердие» Эдуарда Ахкямова и председателя совета Центра Андрея Якунина.

Сирень Бабаева, «АиФ-Тюмень»: Скажите, бездомные сами обращаются в ваш центр за помощью?

Эдуард Ахкямов: По-разному, кто-то приходит сам, кого-то приводят добровольцы. Звонят неравнодушные люди, которые увидели в подъезде бездомного и просят забрать, в этом случае выезжает социальный экспресс. Бывает, привозят к нам, а мы не можем принять человека по состоянию здоровья, тогда отправляем в больницу. Пока его лечат, мы параллельно занимаемся восстановлением документов.

Вообще у нас временное проживание, но никто не выгонит людей через месяц или два, у нас можно жить до тех пор, пока человек не устроится в жизни.  Мы им помогаем восстановить документы, оформить инвалидность, пенсию, получить медпомощь, найти работу или определяем в дома-интернаты тех, кто в этом нуждается.

Центр помощи бездомным «Милосердие»
Лучше у нас в тесноте, чем на морозе. Фото: Из личного архива/ Людмила Гринфельд

- Много людей проходит через приют?

- Ежегодно через нас проходит около 2 тыс. бездомных, 300-320 человек получают временное проживание. В среднем человек живет у нас три месяца, но может задержаться и дольше. Приют рассчитан на 96 мест, зимой наполняемость всегда больше. Лучше уж у нас в тесноте, чем на морозе.

А почти за 25 лет существования нашего приюта через нас прошли тысячи людей. Центр был основан в 1994 году, как социальная гостиница. Его создавали временно, но у нас не бывает ничего более постоянного, чем временное. Тогда по всей стране на улицы просто хлынула волна бездомных. Нужно было что-то делать, создать для них крышу.

- Но, несмотря на то, что бездомным готовы дать крышу над головой, еду, некоторые из них предпочитают оставаться на улице. Почему?

- Да, есть такие люди, они не приемлют никаких правил, распорядков, им нужна свобода. Даже попадая сюда, они убегают. Туда, где можно вести любой образ жизни, делать все, что хочешь.

- А какие у вас правила?

- Нельзя употреблять спиртное, есть режим: постояльцам нужно содержать в чистоте и порядке хотя бы свое спальное место. Мы их просим убирать за собой, обслуживать себя. Если он куда-то уходит, должен говорить, куда направляется, когда вернется.

- Бывают «постоянные» клиенты?

- Да, есть такие, без них никуда. Часто это инвалиды, которые никуда не могут устроиться на работу. Летом уходят, к осени приходят, пережидают здесь холода и снова уходят. 

Бездомные тюменцы
В основном в центре люди старше 40-50 лет. Фото: Из личного архива/ Людмила Гринфельд

Вместо санатория - в ночлежку

- А почему люди оказываются на улице?

- Причины у всех разные, здесь нельзя говорить обо всех по судьбе одного. До сих пор отзывается эхо 90-х, когда люди теряли работу, бизнес, жилье. В основном у нас люди старше 40-50 лет, как раз те, кто попал под этот «замес». Есть и те, кто оказался на обочине жизни из-за употребления спиртных напитков. Согласно статистике, 80% бездомных - те, кто вышел из мест лишения свободы. Они не нужны родственникам, у них потеряны все социальные связи. 

Кто-то приходит к нам после того, как их выгнали из дома родственники, кто-то лишился крова после пожара. Недавно был мужчина, который как раз оказался у нас после того, как потерял все свое имущество в огне. 

- Удается вам отследить судьбы тех, кто проживал у вас, а потом вернулся к нормальной жизни? 

- Да, с некоторыми постояльцами мы периодически встречаемся. Недавно в приют приходила женщина, она когда-то жила у нас. Сейчас вернулась к нормальной жизни, у нее есть муж, они снимают квартиру. Кстати, с супругом познакомились здесь, в приюте, и вместе ушли. Периодически она приходит к нам, навещает постояльцев, помогает, чем может.

- Как она оказалась в приюте?

- Жила с гражданским мужем, когда он умер, его дети выгнали ее из квартиры, так она оказалась на улице. Кстати, такие ситуации не редкость. Иногда жизнь складывается так, что в один миг человек оказывается на улице.

Случаи бывают и трагические, и курьезные. Например, много лет назад к нам пришел мужчина со свидетельством о своей смерти на руках. Жил он в частном доме, выпивал. Уехал в другой город, дома оставил товарища. Случился пожар, друг погиб в огне. Сестра, приехавшая на место происшествия, в трупе признала родного брата и «похоронила». Когда он, живой, пришел к ней, она не приняла его.

Сказала: «Зачем ты мне пьющий? Квартиру, оставшуюся от мамы, с тобой еще делить» и выгнала его на улицу. Так он попал к нам. Целый год через Москву мы восстанавливали его документы, а в подобных случаях сделать это очень непросто. За это время мужчина каким-то образом устроился работать в морг, решил, что раз официально его нет в живых, то там и можно поискать работу. Ему удалось неплохо заработать, он начал снимать квартиру, женился, а потом и с сестрой помирился. 

А как-то у нас оказался дедушка. Ехал он поездом в санаторий на отдых. В Тюмени состав сделал остановку на полчаса. И тут дед вспомнил, что в молодости он покупал отменную рыбу в магазине «Океан». Так ему захотелось сбегать за ней, но нужного магазина на привычном месте не было. Пока он искал - поезд ушел без него. Без документов, без вещей пожилого доставили к нам. Вместо санатория он оказался в ночлежке для бездомных. Прожил у нас две недели, пока искали его вещи, документы в Тюмень везли. Потом дед поехал в санаторий догуливать оставшееся время.

Мужчины - слабее

- Существует мнение, что те, кто оказался на улице, потом просто не хотят возвращаться к нормальной жизни, согласны с этим?

- Да, человека можно обуть, одеть, накормить, но это не означает, что он тут же вернулся к нормальной жизни. Помимо внешних изменений у него происходят и внутренние перемены. Как говорят ученые, сколько времени человек скатывался до такой жизни, столько же времени ему нужно, чтобы вернуться в социум. Переделать его сразу невозможно, если он пять лет прожил на улице, то его нужно снова адаптировать к обществу, правилам. У нас одна женщина жила под железнодорожным мостом 15 лет. Мы ее уговаривали уйти оттуда, она не хотела. Мы привезем ее, она обратно убежит. В конце концов год у нас прожила, а потом мы отправили ее в интернат. 

«Некоторые социальные барьеры просто сносятся. Человек уже просто не ощущает потребности умыться, причесаться, для него это каторга. Бывают люди и с психическими отклонениями. За ними некому ухаживать, поэтому они ходят по улицам, никому не нужные»: присоединяется к беседе председатель совета Центра Андрей Якунин. 

- А кого больше среди бездомных - мужчин или женщин?

- По статистике, 85% бездомных - это мужчины, но они говорят, что во всем виноваты женщины (смеется). Представительницы слабого пола все же более стрессоустойчивы, лучше приспособлены к жизни, они - хранительницы очага, на них воспитание детей. У них другой уровень ответственности. Конечно, и женщины тоже оказываются на улице, но все же они сильнее, им удается найти выход из любого положения. Мужчины, к сожалению, слабее и чаще сдаются. 

Бездомные тюменцы
Представительницы слабого пола более стрессоустойчивы. Фото: Из личного архива/ Людмила Гринфельд

- С осени 2017 года у приюта поменялись форма собственности и название, а что еще изменилось?

«До октября 2017 годы мы назывались «Центр БОМЖ». Осенью мы стали автономной некоммерческой организацией «Милосердие». Изменение названия тоже много значит. «Центр БОМЖ» звучал как приговор. Человек пришел к нам - и вот он бомж, пути назад нет. Это было своеобразной стеной между бездомными и обществом. Когда мы говорим центр «Милосердие», то уже меняется контекст. Человек ожидает получить поддержку, помощь. У него есть ожидания того, как он может выстроить свою жизнь в дальнейшим, - отмечает председатель совета Центра. - С переименованием у нас появилось добровольческое движение, чтобы помочь бездомным мог любой горожанин. Жители могут сообщить нам, где бездомные, испечь для них что-то, поделиться ненужной одеждой, подвезти уже чистого, умытого, приодетого бездомного в интернат или до больницы. Сейчас у нас около 50 волонтеров и мы будем рады, если к нам будут еще присоединяться. Создана такая служба для того, чтобы снести эту стену между обществом и бездомными. Мы хотим показать, что бездомные - это такие же люди, только оказавшиеся в непростой жизненной ситуации, и они могут вернуться к нормальной жизни, если помочь им, а не отворачиваться. Они так же страдают, переживают, чувствуют. Не зря ведь говорят: от тюрьмы и от сумы не зарекайся, у нас тут те, кто и из тюрьмы, и с сумой».

- А сами бездомные чем-то занимаются? Выполняют какую-то работу?

«У нас нашлись девочки-мастерицы, которые проводят мастер-классы для бездомных. Теперь наши постояльцы делают игрушки для детей для развития мелкой моторики, изготавливают своими руками шкатулки, ключницы. Это помогает вернуть им вкус к жизни, почувствовать себя нужными, полезными. Мы хотим, чтобы люди взглянули по-другому на бездомных. Если мы от них отвернулись, они не видят возможности вернуться в нормальную жизнь», - резюмирует Андрей Якунин. По его словам, в обществе предвзятое отношение к людям, оказавшимся на улице: «вроде борются за толерантность, призывают быть терпимее к тем же сексуальным меньшинствам, но от людей, попавших в трудную жизненную ситуацию и оказавшихся на улице, отворачиваются навсегда, им не дают шанса вернуться в общество. Между тем жизнь на улице для многих не выбор, а в каком-то смысле - судьба. Есть у нас подопечные, которые оказались ненужными с рождения. Например, молодой парень, рос в Доме малютки, потом была детская колония, затем тюрьма, после освобождения - жизнь в канализационном люке, пока сюда не привезли». 

Также Андрей Якунин подчеркивает, что не нужно осуждать бездомных: «Вы испытывали в своей жизни хоть часть того, что пришлось пережить этим людям? И как вы можете судить того, кто изначально был лишен материнской любви, семьи, дома. Об этом мало кто задумывается, проще навесить ярлыки - неудачники, алкоголики, слабаки - и самоутвердиться: вместо того чтобы открыть свое сердце для милосердия, многие предпочитают отгородиться».

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество