Примерное время чтения: 5 минут
526

Наследник и земляк Менделеева. Как тоболяк изобрел «Советское шампанское»

Владислава Макарчук / АиФ

Сегодня страна отмечает старый Новый год. На столах многих тюменцев по такому поводу вновь появятся салаты и бутылки с шампанским. Но не все горожане знают, что популярное в народе Советское шампанское — дело рук их земляка. Как сын тобольского землемера и потомок дворян стал известным в России и за рубежом виноделом — в материале tmn.aif.ru.

Судьбу решили рекомендации

Пару столетий назад в Российской империи бал правила французская культура: дворяне изъяснялись на французском и старались закупать из-за рубежа соответствующие наряды. Ценилось при дворе и игристое вино, доставленное из региона Шампань.

Только вот цена на шампанское не была народной — позволить бутылку себе могла лишь знать. Продолжалось это почти век, и могло бы длиться дольше. Однако в 1877 году в тобольской семье землемера и крестьянки родился Антон Фролов-Багреев. В будущем ему предстоит стать виноделом и, как говорят сегодня, перевернуть индустрию.

Отец, будучи чиновником, отдал сына в Ларинскую гимназию Санкт-Петербурга. Далее был университет, который Антон Михайлович закончил в числе лучших студентов. Вместе с дипломом он получил билет в лучшую жизнь: рекомендации от своего земляка, знаменитого на весь мир химика Дмитрия Менделеева. Любопытно, что будущему отцу «Советского шампанского» помог ученый, которому принято приписывать создание водки.

Рекомендации, уверены многие историки, помогли молодому Фролову-Багрееву отправиться покорять Европу. За два года он успел побывать в Германии, Дании, Бордо и на Мадейре. Стажировку он посвятил изучению рецептов и технологий производства десертных и крепких вин.

«Земля крестьянам, фабрики рабочим!»

Вернувшись на родину, набравшийся опыта винодел решил закрепить знания на практике. Химиком он взялся за работу в имении Абрау-Дюрсо, которое существует и поныне. Но уже спустя год подающий большие надежды Фролов-Багреев оказался не у дел: его вышвырнули из имения за его революционные настроения. Оказалось, молодой человек подписал петицию с требованием повысить рабочим зарплату. Кроме того, он открыто выступал против монарха.

Молодому виноделу пришлось искать другое место, чтобы прокормить себя. Положение было непростым, но тут Антон Михайлович вспомнил фамильное дело: уехав в Ишим он стал... землемером.

Неудивительно, что это оказалось ему не по душе. Вскоре он с большой радостью примет приглашение князя Льва Голицына стать виноделом-химиком в Никитинском ботаническом саду.

Едва не попал в плен к румынам

С этого момента карьера молодого винного виртуоза стремительно пошла вверх. Завоевав признание коллег по цеху, Фролов-Багреев получает еще один шанс показать свои навыки за рубежом. После работы в нескольких европейских столицах Антона Михайловича приглашают на должность директора Бессарабского среднего училища виноградарства и виноделия.

К этому моменту это был не просто амбициозный новичок, а признанный мастер с титулом «Ваше высокородие». Но в планы вмешалась революция. В Бессарабию зашли румыны, виноделу пришлось брать семью, все самое необходимое и бежать в Крым.

Будучи уже в безопасности до него доходят слухи, что в Абрау-Дюрсо вновь ищут специалиста. Тут уже было не до идеологических противоречий — там экс-сотрудника приняли как родного. Только вот заниматься пришлось уже не производством, а возглавлять завод.

Указ есть, оборудования нет

В 1924 году компартия отменяет сухой закон. Фролов-Багреев с блеском пользуется возможностью — все это время он приводил завод в порядок и изучал технологии производства французского шампанского. 

Спустя 12 лет в Союзе настал день, когда шампанское окончательно растеряло шлейф мнимой элитарности, напиток ушел в народ. По некоторым данным, сам Иосиф Сталин наказал советским виноделам сделать, казалось бы, невозможное: выпускать в год более 10 млн бутылок. 

В 1936 году в производство вмешался Сталин, наказавший виноделам выпускать в год более 10 млн бутылок шампанского.

И тут труды Фролова-Багреева оказались как нельзя кстати: его модернизация французской технологии позволили сократить срок производства напитка до 25 дней — немыслимый результат: французы выдерживали напиток минимум 12 месяцев.

Конечно, не сразу все пошло по плану: отечественное оборудование, вопреки желанию гения-винодела, не дало желаемого результата. Даже рядовые граждане, пробовавшие разве что разливное пиво, почувствовали подвох. Пришлось заказать оборудование из Европы. Оно сильно отличалось от советского, поэтому технологию полностью пришлось переписывать.

«Фролов-Багреев научно обосновал и осуществил на практике подлинную революцию в технологии виноделия, превратив автономный, штучный выпуск аристократического напитка — „шампанского“ в индустриализованное конвейерное производство великолепного игристого вина, ставшего доступным для всего народа. Разработанный им резервуарный способ производства позволил увеличить производительность до 150 миллионов бутылок шампанского в год», — сказано в записях Государственного архива Тобольска.

И вновь пришла война. На этот раз уже не гражданская — Великая Отечественная Война. Летом 1942-го семью Фролова-Багреева эвакуируют в Москву. Там он и дожил до конца дней, закрепившись на посту главного шампаниста треста «Главвино СССР».

Не стало Антона Михайловича в 1953-м. Он не дожил несколько лет до старта экспорта его детища за границу. Однако его заслуги запомнились коллегам и простым россиянам надолго: благодаря ему напиток, который каких-то пару веков назад могли позволить себе только дворяне, стал народным любимчиком и завсегдатаем праздничных столов.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах