aif.ru counter
335

«Я играю на всем». История музыканта, ставшего скрипичных дел мастером

Антон Гостев - о музыке, любимом деле и искусстве создания музыкального инструмента.

«Надо, чтобы человек взял в руки скрипку и сказал: «Вот это работа!»
«Надо, чтобы человек взял в руки скрипку и сказал: «Вот это работа!» © / Антон Гостев / Из личного архива

Недавно корреспонденту «АиФ-Тюмень» довелось познакомиться с музыкантом, который переквалифицировался в скрипичного мастера, хотя сам он называет себя «сельским мастером». О том, почему Антон Гостев бросил контрабас и решил открыть мастерскую по ремонту музыкальных инструментов, узнавала Татьяна Потемкина.

«Контрабасистом я не стал!»

Татьяна Потемкина, «АиФ-Тюмень»: Антон, ваши родители – известные в Тюмени люди. Отец как исполнитель радовал слушателей своим прекрасным голосом. Так это он прививал вам любовь к музыке?

Антон Гостев: Нет, честно говоря, меня этим не напрягали. Лет в 10-12 мы, пацаны, начали играть на гитарах. Сами аккорды подбирали. Какое-то время я занимался с Михаилом Яблоковым, нашим известным гитаристом и преподавателем. Потом с друзьями собирались в ансамбли, я был бас-гитаристом. Играли композиции «Веселых ребят», итальянские песни, - все, что было в моде в восьмидесятых. Высоцкого любили, Розенбаума.

Лет в 10-12 Антон с друзьями начал играть на гитарах.
Лет в 10-12 Антон с друзьями играл на гитаре. Фото: pixabay.com

После восьмого класса поступил в ГПТУ, учился на автослесаря. Там был ансамбль, я в нем играл. После двух лет занятий мне дали справку, что я прослушал курс средней школы, с тем и поступил в музыкальное училище. Обучался по классу контрабаса, моим педагогом был Юрий Иванов. Он в числе прочего занимался ремонтом музыкальных инструментов у нас в училище, не то, чтобы официально... Что-то подклеить, волос в смычке поменять. Я стал ему понемногу помогать и эта любовь к инструментам, к их «лечению», исцелению начала развиваться.

- А что в итоге победило, «гармония» или «алгебра»? Иными словами, вы стали исполнителем или предпочли ремонтировать музыкальные инструменты?

- Сейчас расскажу. Контрабас мне нравился, но… контрабасистом я не стал. Играл в ресторанах на бас-гитаре. Потом бросил, время тогда, в начале девяностых годов было тяжелое. Затем открыл в Тюмени свою фирму - мастерскую по ремонту музыкальных инструментов, оформился, как индивидуальный предприниматель.

Параллельно продолжал заниматься музыкой. Была у нас такая группа в Тюмени - «Крунинг-джаз», я там работал лет пять, в начале двухтысячных, играл на бас-гитаре. Руководителем был Виктор Новокаускас.

Игра на бас-гитаре.
Игра на бас-гитаре. Фото: pixabay.com

Когда хобби совпадает с работой

- Тот самый Новокаускас, который теперь возглавляет департамент культуры Тюменской области?

- Именно он! Потом, уже в другом коллективе, я играл с ребятами в ресторане «Моцарт», в кафе «Вена» «Кволити-отеля «Тюмень», это продолжалось до 2013 года. С тех пор не играю.

- Но вы столько лет отдали музыке! Что же заставило расстаться с ней? И в каком направлении решили двигаться дальше?

- То, что ты делаешь, должно получаться, удаваться, ты должен и моральное удовлетворение испытывать от своей работы! Сейчас объясню: когда я смотрел видео, как поет мой отец и потом видео, где пою и играю на гитаре я, понимал, каков его уровень и каков мой. Папа – большой артист! Тогда зачем мне заниматься не своим делом? Еще такой момент: допустим, человек, даже не гениальный, но он живет музыкой, получает от своей игры на инструменте удовольствие, понимает, чувствует: это мое! И потом, когда тебе 20, ты думаешь: «Вот найдется продюсер, заметит тебя, увидит, какой ты классный, и к тебе придет успех!». Но когда тебе больше сорока, это совсем другое дело. Профессиональный вокал – это вокал, ресторан – это ресторан, там поют приблизительно и… никак.

Антон Гостев:
Антон Гостев: "Заниматься изготовлением скрипок мне нравится". Фото: pixabay.com

А вот заниматься музыкальными инструментами, изготовлением скрипок мне нравится. Сейчас мое хобби совпадает с моей работой. Хотя, может быть, финансово это не так много дает.

- Как я поняла, вы решили не только ремонтировать инструменты, но и изготавливать скрипки, что называется, с нуля? Значит и в Тюмени, которая считается провинцией, не центром, можно создавать скрипки?

- Отвечу вопросом: чем плоха периферия? Объясняю: я играю на всем и… ни на чем. Я делаю все и … ничего. Взять скрипичного мастера из итальянского города Кремона. Конкуренция там бешеная, но даже средний мастер делает только скрипки. Он не делает гитары, не вставляет лады в балалайки и так далее, не ремонтирует инструменты.

В мастерской Антона.
В мастерской Антона. Фото: Из личного архива/ Антон Гостев

Мне иногда говорят «вы реставрацией занимаетесь». Я знаю людей, которые реставрируют, так по сравнению с ними я занимаюсь ремонтом! Это две разные вещи. Когда ты хорошо разбираешься в чем-то, потом все лучше и лучше, ты начинаешь понимать, что…. ничего не понимаешь!

- Вы так критично к себе относитесь!

- Я закончил делать очередную скрипочку, теперь вижу ошибки, которые допустил. И начал другую, здесь я снова вижу недочеты и готов начать следующую скрипку, чтобы она была еще лучше. Таким образом человек растет. Если я покажу скрипку более опытному мастеру, он найдет еще какие-то ошибки и укажет мне на них. Я готов совершенствоваться, но вопрос в том, что я не могу заниматься только изготовлением скрипок. Мне нужно разные инструменты ремонтировать, чтобы зарабатывать деньги. Вот эта проблема небольших городов, где приходится заниматься всем. Я считаю себя сельским мастером!

Работа над очередной скрипкой.
Работа над очередной скрипкой. Фото: Из личного архива/ Антон Гостев

Мне хочется делать еще лучше то, что я умею делать. Но вот, например, сделал скрипку, она два года лежала, не продавалась. Я засмурел, бросил, не делал. Потом решил: все равно это мое, буду двигаться дальше, взял и сделал еще скрипку, сейчас начал следующую. Так веселее жить, наверное! Как говорил Портос, «я дерусь, потому что я дерусь!».

Мне кажется, если бы я поработал пару лет в Италии, в какой-то мастерской, у меня бы и мозги, и руки на место встали.

Ремонт скрипки.
Ремонт скрипки. Фото: pixabay.com

Мы не коробочку со струнами делаем!

- Вот интересно, вы где-то обучались, у какого-то мастера? Не может быть, чтобы взяли и сделали вдруг скрипку по книгам, по чертежам…

- Да, пока была возможность, я ездил на стажировки. Скрипичный мастер Николай Стасов учил меня делать скрипки. Он сейчас работает в Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Это известный мастер, лет 10-12 назад я впервые появился у него в мастерской в Москве. Сделал скрипочку и приехал с ней в столицу – ему показать. Тогда я у него учился больше месяца. А скрипку ту, первую, разбил…

По-хорошему, надо бы раз в три месяца ездить на недельку к мастерам, показывать им свою работу, но возможности такой нет. Зато в Интернете сейчас можно найти нужных людей по всему миру. У меня появился друг, он русский, но живет в Италии, работает в Бергамо. Это Валерий Прилипко, очень интересный человек, мастер, помогает мне, объясняет тонкости изготовления скрипки. Мы по скайпу и по телефону общаемся, пишу ему письма по электронной почте.

Деревообработка поверхности.
Деревообработка поверхности. Фото: pixabay.com

- Одно дело – сделать инструмент, а что дальше? Есть люди, готовые ваши скрипки приобрести?

- Как говорил Николай Стасов, скрипочку-то легко сделать, а вот продать ее сложно. Есть хорошие мастера и хорошие менеджеры, они знают, кому и как продать, у них и это получается. У меня пока не очень…

Зато вот с материалами сейчас хорошо. Мне пришли из Австрии елка и клен. У нашего клена, российского, выдержка два-три года, а тот, что из Австрии, заготовлен еще в 2001 году, инструмент из него по тембру будет намного богаче.

- Стало быть, трудности с реализацией ваших скрипок не пугают? Будете и дальше работать, точнее, творить?

- Конечно! Надо просто делать и делать! Мне интересно возиться с деревом, с материалом, с лаком. Есть азарт: берешь «деревяшку» и начинаешь с ней работать, уже видя, как куски дерева постепенно превращаются в скрипку. Есть места, которые делаешь быстро и уверенно, а с другими надо повозиться. До меня только через несколько лет, что называется, дошли те вещи, которые мне Николай когда-то объяснял. Но я еще пока не создал инструмент, которым был бы полностью доволен. Со временем начинаешь видеть и понимать тонкости, в том и интерес. Просто оторваться не можешь от работы! Это, как скульптура из дерева.

Надо, чтобы человек взял в руки скрипку и сказал: «Вот это работа!».
Надо, чтобы человек взял в руки скрипку и сказал: «Вот это работа!». Фото: pixabay.com

Умение мастера состоит и в том, чтобы даже из допущенной ошибки извлечь пользу, а в итоге, придать инструменту художественную ценность. Мы же не делаем коробочку со струнами. Валерий Прилипко мне говорил: «Ты не станешь объяснять покупателю: вот тут у меня стамеска сорвалась, здесь ножик тупой был. Надо, чтобы человек взял в руки скрипку и сказал: «Вот это работа!».

Досье
Отец Антона – Владимир Гостев, известный в прошлом солист Тюменской филармонии. Мать - журналист Светлана Мандрашова. Антон окончил музыкальное училище, работал в коллективе «Крунинг-джаз», несколько лет занимался фотографией. Сейчас у него мастерская по ремонту музыкальных инструментов. Изготавливает скрипки.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. 1 сентября 2019 года идти в школу или нет?
  2. Как защитить глаза летом?
  3. Почему нельзя купаться в фонтане?
Где вы планируете провести отпуск?