Примерное время чтения: 6 минут
504

«А дома лишь я и мертвая мама». Тоболячка о детстве в блокадном Ленинграде

Екатерина Волкова / АиФ

О жительнице Тобольска, ветеране труда Лилии Генераловой тюменцы узнали после неприятного инцидента с руководством Областной больницы №3. Представители учреждения, в котором она работала, поздравили ее с 85-летним юбилеем спустя полгода и выплатили 300 рублей, о чем в одном из городских пабликов рассказала дочь Лилии Петровны. К слову, сама ветеран никаких претензий ни к кому не имеет, и хочет эту историю поскорей забыть, и нас просит об этом же. Лилия Петровна мечтает сейчас о другом - побывать в Санкт-Петербурге, отдать дань памяти маме, сестренке и брату, погибшим в блокадном Ленинграде. О своей жизни блокадница рассказала корреспонденту tmn.aif.ru.

«Ползала в поисках еды»

Лилия Петровна родилась 29 апреля 1937 года в Ленинграде в семье военного. Она была старшим ребенком, любимицей отца. Через два года на свет появилась сестренка, а перед самой войной родился брат. Казалось, впереди долгая, счастливая жизнь в большой и дружной семье.

Но в 1941 году пришла война. Лиле было всего 4 года. Те времена она помнит плохо, в детской памяти отложились только самые страшные моменты. Вот они всей семьей провожают отца на фронт. Вот с младшей сестренкой, мамой, у которой на руках младенц, бегут в бомбоубежище. Маленькая Лиля торопится изо всех сил, чтобы скорее оказаться в безопасности.

Восьмого сентября 1941 года Ленинград взяли в блокаду. Вскоре началось самое страшное испытание – голод. Запасы еды кончились быстро. Пока были силы, Лилия, взяв маленькое ведерко, вместе с мамой ходила на канал за водой.

«Помню, как однажды после бомбежки дорога к каналу оказалась завалена, а наш дом уцелел. А как-то мы попали под обстрел, меня осколком ранило в ногу», – воспоминает Лилия Петровна.

Фото: Из личного архивa/ Лилия Генералова

Первым от голода умер младший брат. Он не прожил и года. Вслед за ним из жизни ушла сестренка. Мама, некогда сильная, крепкая, молодая и красивая, держалась до последнего. Все, съестное, что удавалось раздобыть, она отдавала единственной выжившей дочери.

В один из дней Лилия осталась одна. Мама прилегла на постель и больше не встала. Обессиленная девочка ползала по квартире в поисках еды, а рядом лежал труп ее матери. Лилия Петровна не помнит, как ее нашли, кто это был, как долго она так жила.

«Из всей семьи осталась я одна, и где-то на фронте был папа», – с дрожью в голосе вспоминает она.

«А по ночам плакала»

Лилию Генералову, истощенную, вместе с другими ленинградскими детьми эвакуировали в Кострому в детский дом.

«Директор детдома был фронтовик. К нам очень хорошо относились, лечили, потихоньку откармливали. Недалеко был совхоз «Караваево», откуда привозили коровье молоко. Несмотря на заботу, которой нас окружили, я часто болела, а по ночам вместе с другими детьми плакала. Так скучали по родным, – вспоминает Лилия Петровна. –  Но в детдоме меня многому научили: шить, вязать. У нас даже был хор и струнные ансамбли».

Были семьи, которые хотели удочерить девочку, но Лилия отказывалась, не хотела идти в новую семью. Она всем говорила, что ждет папу, представляла, как он войдет в дверь, обнимет ее и они вместе уедут в родной Ленинград. Но отец не приехал. Позже стало известно,  что он погиб перед самой Победой в Берлине.

Уже после войны Лилию Петровну отыскал дедушка, хотел забрать к себе, но она отказалась. Сказала, как вырастет, приедет сама. Он уехал, оставив на память фотографии ее матери и отца.

«Поклониться своим, пока могу»

После детского дома Лилия Петровна окончила техникум и вышла замуж.

«После свадьбы стали жить у родителей мужа. Свекрови не понравилась, что я из детдома. Муж решил не обижать ни меня, ни ее. Сказал: «Мы сами будем зарабатывать, поехали на Донбасс». В то время шахтерам хорошо платили, он устроился в шахту, хотя был музыкантом. Мы жили в Горловке, там нам выделили временное жилье, обещали квартиру. Муж трудился. Я воспитывала детей, выучилась на кадрового работника, освоила печатную машинку», – рассказывает она.

Спустя пять лет семья переехала в сибирский город Тобольск, на родину мужа. Здесь супруги устроились в педучилище: муж преподавал музыку, а Лилия Петровна работала в отделе кадров. Со временем построили дом, обосновались, но память о родных местах не покидала Лилию Генералову.

Фото: Из личного архивa/ Лилия Генералова

«В 38 лет мне дали путевку в Ленинград. Я впервые после эвакуации оказалась в родном городе. Чувства переполняли. Нас, участников блокады, возили на Пискаревское кладбище. Я не знаю, где похоронены мама, брат и сестра.  Но посещение этого мемориала стало данью памяти моим близким», – вздыхает Лилия Петровна.

Перед пенсией женщина устроилась в отдел кадров Тобольской областной больницы № 3, где и проработала до заслуженного отдыха. Только на пенсии ей удалось оформить документы жителя блокадного Ленинграда. При СССР на ее запросы приходили отписки, говорили, что документы утеряны.

«Нас ветеранов-ленинградцев в Тобольске осталось только трое. В этом году губернатор Александр Моор пообещал свозить ветеранов в Ленинград бесплатно. У нас как раз аэропорт в городе открылся. Я жду приглашения. Может быть, удастся поклониться своим, пока еще могу», – подытоживает Лилия Петровна.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах