Примерное время чтения: 5 минут
227

Оградить от депрессии и суицида. О чём заключённые говорят с психологом?

Арт-терапия одна из методик работы с заключёнными.
Арт-терапия одна из методик работы с заключёнными. УФСИН России по Тюменской области

Задержание и жизнь за решёткой для обвиняемых в преступлении становятся настоящим шоком. Адаптироваться к новым реалиям заключённым в СИЗО помогают психологи. Когда нужна помощь специалиста и о чём они говорят на индивидуальных приёмах, в материале tmn.aif.ru.

Нужна адаптация

За колючей проволокой в лабиринте узких коридоров и массивных дверей с маленькими зарешёченными окошками СИЗО-1 есть комната для заключённых без тюремного антуража: огромный пёстрый диван, на стене фотообои, на полу палас, десятки книг на полках, лампа для ароматерапии. Это кабинет для психологической разгрузки. Сюда ожидающие суда заключённые попадают как по собственному желанию, так и по приглашению психолога.

Один из специалистов психологической лаборатории следственного изолятора №1 Вадим Татьяненко говорит, что особенно в поддержке психолога нуждаются те, кто в первый раз попали в СИЗО.  Тюрьма для них становится шоком.

«Особенность тех, кто находится в СИЗО в том, что у них ещё не было суда. Каждый из них до последнего надеется, что сумеет избежать реального наказания, поэтому им сложнее адаптироваться к новой жизни. Отвлечься от тяжелых мыслей и привыкнуть к новым условиям помогаем им на лекциях, групповых тренингах, аромотерапии, арт-терапии и т.д», - говорит Вадим.

Главная опасность, от которой нужно оградить попавшего за решётку, – депрессия и возможный суицид. При необходимости таких пациентов передают в руки коллег-психиатров для медикаментозного лечения.

В СИЗО-1 суда ждут только мужчины, но у Вадима есть опыт работы и с женщинами-заключёнными.

«Разница огромная! Женщины более эмоциональны, они всё переживают глубже, особенно, если на воле есть дети, муж. Их тяжелее адаптировать, успокоить.  Лично для меня проще с 10 мужчинами работать, чем с одной женщиной», - признаётся Вадим.

«Жалеют себя»

Переживают ли заключённые о содеянном? По словам Вадима, да. Только каждый по-своему и от тяжести преступления душевные терзания не зависят.

«Бывает, тот, кто украл мешок картошки, переживает больше, чем убийца нескольких человек. Все люди разные. Ко многим осознание совершённого приходит после, ведь когда они хватались, например, за нож, были в состоянии аффекта, алкогольного или наркотического опьянения, - говорит психолог. – Необязательно преступники – люди с психическими отклонениями. Чаще всего непоправимые поступки они совершают, будучи «не в себе», но ведь потом уже ничего не исправить».

По словам Вадима, заключенные жалеют себя, свою загубленную жизнь и предстоящие годы в четырёх стенах. Именно несвобода и перспектива нахождения в закрытом пространстве больше всего угнетает преступников. Ещё тяжелее тем, кто страдает клаустрофобией, но это никак не влияет на смягчение наказания. Помощь психиатра, медикаменты – и вперёд, в камеру.

Поддержка психолога нужна заключённым и когда приходят плохие вести из дома: развод, смерть близких – сообщения, способные подкосить самых отъявленных преступников.

Общаясь с заключёнными, психологи пытаются понять, что заставило их ступить на скользкий путь. В списке самых частых причин: финансовые проблемы, дурная компания и трудности в семье.

«Нередко заключённые признаются, что в детстве родители били их, издевались, рассказывают о буллинге со стороны сверстников, о сексуальном насилии. Все эти травмы не проходят бесследно, только у одних хватает сил оставить это в прошлом, а другие не могут отпустить обиды».

Оградить от блатной романтики

Особая категория заключённых в СИЗО – несовершеннолетние и молодые люди, в первый раз оказавшиеся за решёткой. Большинство из них попали за распространение наркотиков. Насколько это тяжелая статья, многие узнают, только когда на их запястье защелкиваются наручники, и приходят в ужас.

«Они ведь никого не убили, не изнасиловали, а им светит лет 8. Ребята понимают, что всю молодость проведут в тюрьме и искренне удивляются: за что? К тому же они были уверены, что их никогда не поймают. Говорят, хотели только заработать денег, чтобы помочь семье, закрыть кредит и т.д.  А теперь, после освобождения, у них будут трудности с поиском работы, пожизненное клеймо заключённого».

Таким заключенным психологи помогают понять, что тюрьма не конец жизни, при хорошем поведении есть возможность добиться смягчения режима, выйти условно-досрочно, а работая на зоне, отправлять родным деньги.

Кстати, «первоходов» не сажают в одну камеру с заядлыми преступниками, и вообще всячески пытаются оградить от блатной романтики. По словам Вадима, если на свободе несовершеннолетние общались с бывшими заключёнными, небо в клеточку они воспринимают как посвящение и некую статусность. Задача воспитателей и психологов – показать им другую жизнь.

«Опытные» заключённые к психологам тоже обращаются, но не из-за переживаний. Для них общение со специалистами – способ скрасить досуг, поговорить с человеком с воли.

«Они не хотят ничего в своей жизни менять, их всё устраивает, им даже удобно в заключении: накормят, обуют, вылечат, если заболели – никаких проблем. Конечно, чаще всего это маргиналы», - делится Вадим.

Наставлять таких заключённых на путь истинный – бесполезно. В «тюремной» психологии действует то же правило, что и в общей – помочь можно только тому, кто сам этого желает.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах