aif.ru counter
3698

Любовь и революции. Бывает ли счастье в эпоху великих потрясений?

№ 9. Аргументы и Факты в "Западной Сибири" 01/03/2017
В 2017 году в Тюмени отмечают 100-летний юбилей февральской революции
В 2017 году в Тюмени отмечают 100-летний юбилей февральской революции © / Из личного архива

Этот год - особенный.  Мы отмечаем  столетие революций 1917 года. Так или иначе: кто-то громко - митингами и маршами во славу потрясений, кто-то - тихо, постояв с зажженной свечой  возле  памятных плит и братских могил.

И все эти сто лет мы выясняем, кто прав. И будем еще сто лет выяснять, пока не поймем, что здесь нет правых и виноватых, а есть только жертвы.

О судьбах  двух женщин той  эпохи, сполна  хлебнувших горя лишь  за то, что  они любили и не отреклись от своих любимых,  мы говорили со  Светланой ПАВЛОВОЙ, известной тюменской музейщицей, историком, краеведом.  

Награды не спасали

 В Тюмени на центральной улице Республики стоит  построенный еще в 1804 году дом, который много что помнит.  По словам  Светланы Владимировны,   жили в нем,  сменяя друг друга, поколения именитых сибирских купцов Иконниковых-Колокольниковых. А еще здесь останавливались на ночлег цесаревич Александр и его наставник Жуковский, проживал некоторое время первый председатель Временного правительства России князь Львов, а в августе 1919 года здание выбрал под штаб начальник 51-й стрелковой дивизии Василий Блюхер. Перед ним стояла задача - разгромить войска Верховного главнокомандующего Русской армии Александра Колчака. Много лет спустя  противостояние  красных и белых отражал открытый  в этом доме в 1982 году музей «Штаб-квартира Блюхера».  В нем почти с самого его создания 7 лет и служила  Светлана Павлова. Начинала младшим научным сотрудником, а затем была назначена заведующей музеем.  Там впервые она и встретилась с Глафирой Лукиничной Блюхер, вдовой маршала, которая  в  августе 1983 года приехала в Тюмень, чтобы  отметить с ее жителями  очередную годовщину освобождения города от Колчака.

Встречи с ней  Светлана  боялась, думала, приедет  избалованная почестями,  надменная дама. Но Глафира Лукинична оказалась простой, душевной, деликатной женщиной. «Не беспокойтесь», - это были главные ее слова. Они сразу подружились. «Жила Глафира Блюхер в Москве, -  рассказывает Светлана, - очень скромно, в обычном доме  возле метро «Измайловская», в 2-комнатной квартире, обставленной мебелью  50-х годов. В серванте стоял сервиз,  подаренный в Рыбинске, на родине Блюхера, на стене висели ковер Ишимской фабрики с гербом Тюмени, его мы подарили, фотографии.  Все свои средства она тратила на воссоздание памяти мужа. Помогала школам, носящим его имя, музеям».

По крупицам Светлана узнавала о ее прошлой жизни. О том, как совсем девчонкой Глаша Безверхова, будучи 16-летней студенткой мединститута в Хабаровске, где она жила  с родителями,  вышла  замуж за  командующего Дальневосточной армией маршала Блюхера, которому стукнуло тогда  42 года. Для него это был уже третий  брак.

Институт Глафира бросила и отдала себя семье. Тогда она и в кошмарном сне не могла бы представить, что пройдет всего шесть лет, и ее муж, легендарный маршал, кавалер ордена «Красного Знамени» № 1 и ордена «Красной Звезды» № 1 будет  арестован и в ноябре 1938 года умрет от пыток на следствии в Лефортовской тюрьме. Только 10 марта 1939 года судебные инстанции официально приговорили уже мертвого маршала к высшей мере наказания за «шпионаж в пользу Японии». 

Революция
Революция Фото: Из личного архива/ Из личного архива

К расстрелу приговорили и первую жену Блюхера - Галину Покровскую и вторую супругу - Галину Кольчугину. Глафиру после объявления приговора мужу арестовали и дали восемь лет лагерей. Она там работала дояркой, скотницей,  потом ее выучили на зоотехника.

Она выдержала свой срок полностью. Выдержала и жизнь с клеймом жены врага народа. И не отреклась от своей любви.  Только  в 1956 году ее реабилитировали, как и самого Блюхера.

В тюрьму пошла сама

А потом Светлана Владимировна заинтересовалась судьбой Анны Тимиревой, возлюбленной злейшего врага Блюхера - адмирала Колчака. В то время о ней мало что было известно. Оказалось, что судьба этой женщины была еще трагичней.  Хотя поначалу все складывалось у нее прекрасно.  

Родилась Анна Сафонова в  Кисловодске. После переезда семьи в Петербург обучалась в гимназии княгини Оболенской. Свободно владела французским и немецким. Занималась рисунком и живописью.  Писала прекрасные стихи. Вышла замуж за морского офицера, будущего контр-адмирала Сергея Тимирева, родила сына. В 1915 году в Гельсингфорсе, куда перевели из Петрограда ее мужа, она познакомилась с Александром Колчаком. И влюбилась в него безоглядно. Любовь оказалась взаимной. Но затем началась революция, и все изменилось. В 1918 году, когда уже полыхала Гражданская война, она приехала к нему в Омск. Там  была тогда ставка Верховного правителя России. Работала переводчицей. А когда адмирала в январе 1920 года арестовали, Анна добровольно арестовалась вместе с ним. И была рядом до того  дня, когда без суда,  по постановлению Иркутского Военно-революционного комитета, русский адмирал,  путешественник, ученый-океанограф с мировым именем,  реформатор российского флота,  Верховный правитель России был расстрелян. И начался в ее жизни сплошной кошмар. Анну Тимиреву арестовывали шесть раз. Она прошла тюрьмы Иркутска, Новониколаевска, Москвы, Ярославля. В апреле 1939 года была осуждена на восемь лет лагерей. А еще были ссылки и поражение гражданских прав. Ее сын  Володя Тимирев, талантливый художник,  в мае 1938 года  был осужден и расстрелян. Ему было 24 года.  Между арестами Анна работала библиотекарем, чертежником, ретушером, маляром, бутафором и художником в театре. Очень часто оставалась безработной и жила  случайными заработками.

В 1957 году был реабилитирован Володя. В марте 1960-го - Анна. Адмирал Колчак не реабилитирован до сих пор. После реабилитации, она поселилась в Москве. Жила в маленькой комнатке в коммуналке. Пенсию в 45 рублей ей назначили за отца, выдающегося музыкального деятеля Василия Сафонова. Помогли его друзья. Умерла она в 1975 году.

Враг навсегда?

 - Но, столько пережив, они же не отреклись от своих любимых? - спрашиваю Светлану Владимировну.

- Не отреклись, - говорит она. И после паузы добавляет: - Любовь женщины замешана не только на любви, а еще на  жалости,  чувстве долга и ответственности.

 Глафира была преданна своему мужу и памяти о нем. Она раз десять приезжала в Тюмень. Участвовала в двух больших походах по местам боев Блюхера - в сторону Тобольска и  в сторону Ишима. Ей было интересно все, что касалось любимого человека. Она рассказывала, что в лагере фамилия Блюхер спасала ее от насилия охранников. Он же умер в тюрьме. Не было суда над ним. И по стране ходили слухи, что он жив, просто под другим именем теперь. 

Анна с Глафирой не были знакомы. Хотя жизнь их сводила не раз. Это Светлана Павлова выяснила, анализируя документы. Обе они оказались в печально знаменитом Карлаге - Карагандинском лагере членов семьи изменников родины (ЧСИР)  в  1939 году и  провели там 8 лет. Полное совпадение во времени и в пространстве. И не знали друг о друге. Светлана Владимировна  объясняет: «Огромный лагерь. Да и по возрасту у них  разница в  20 с лишним лет».

Мне кажется, что и не стремились они узнать друг друга. Светлана Владимировна рассказывала, что когда  стала Глафире говорить о том, что у них с Анной много общего в жизни, она возмущалась, мол,  как можно ее, жену красного командира, сравнивать с женой белогвардейца, кровавого диктатора. Поделом ей.  Колчак для нее навсегда был врагом. Она никогда бы не восприняла его романтический образ, известный нам по кинофильму «Адмиралъ».  Умерла Глафира Лукинична в 1999 году.  Прожив почти столько же, сколько и Анна.

 «Революция пожирает своих детей», -  сказал перед казнью один из самых известных деятелей Великой французской революции Жорж Дантон,  принявший смерть по приговору недавних соратников.  Но, как показала история революции, пожирают всех, без разбора.  У Блюхера и Колчака,  стоящих по разные стороны баррикад, тоже было много общего.  Оба любили Россию. И оба пытались ее спасти. Но каждый по-своему видел это спасение. Оба были выдающимися личностями, достойными женской любви. Наверное,  Анна не испытывала симпатии к  красным,  погубившим ее любимого и мучившим ее.  А Глафира была нетерпима к белым, хотя не они убили мужа. Но когда-то же должен наступить мир. Еще в 1920 году Марина Цветаева  в одном из своих стихотворений пишет гениальные строки:

«Где свой, где чужой? Белый был - красным стал: Кровь обагрила. Красным был - белый стал: Смерть побелила».

Наверное, женское сердце уже тогда чувствовало то, что не могут до сих пор понять умом те, кто до сих пор делит страну на красных и белых и не может понять,   что революция - это истребление не врагов, а друг друга, и вся пролитая кровь - это кровь России.                                                                                 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество