Примерное время чтения: 6 минут
124

«Гитлеровцы думали, что здесь собирают танки». Как жила Тюмень в годы войны

Советские солдаты выздоравливают в Тюмени после ранений на фронте.
Советские солдаты выздоравливают в Тюмени после ранений на фронте. Музей «Городская Дума»

Тюменский историк и краевед Александр Петрушин представил горожанам книгу «В законе», в которой рассказал о том, как жила и кем управлялась Тюмень с 18 века по сегодняшний день. Немало внимания автор уделил периоду Великой Отечественной войны, в который городу пришлось особенно нелегко. Подробнее в материале tmn.aif.ru.

Сгорели на работе

В годы войны с фашизмом основной силой стали фронтовики, но большой вклад в победу внес и тыл, куда эвакуировали людей, целые предприятия. Тюмень, как тыловой город, приняла многие заводы. Но удаленность от фронта вовсе не значит, что трудностей здесь было меньше. Перед самой войной столица региона оказалась буквально обезглавлена. Брать штурвал на себя пришлось местному самоуправлению.

Справка
Книга «В законе» написана тюменским краеведом, историком, полковником ФСБ в отставке Александром Петрушиным. По его словам, у многих название ассоциируется с образом воров. Однако речь вовсе не о криминале: книга о Тюмени, о местном самоуправлении в рамках Конституции 1918, 1924, 1936, 1977 и 1993 годов.

На сбор информации у Александра Петрушина ушло порядка года. В своей книге он рассказал о 18 советских управленцах Тюмени, среди которых особенно выделяется Степан Загриняев.

«Конституцию, которую еще называют „Сталинской“, приняли в 1936-м, а через год начался Большой террор. В Тюмени тогда репрессировали все руководство: первый секретарь горкома Тарасов, председатель горсовета Пичугин и секретарь Горкома Мальцев. Город фактически остался без власти, было только руководство НКВД», — рассказал историк Александр Петрушин.

Из тяжелого положения нужно было срочно искать выход, и в 1938 году исполняющим обязанности назначили Загриняева. Жизнь у него, как сейчас бы сказали, была насыщенная — беспризорник, которого отправляли в детский дом, научился грамоте самостоятельно и добился высокой должности.

«На его долю выпала война. Он буквально сгорел на работе. Сначала, в июле 43-го, от нагрузки умер его заместитель, а в ноябре того же года в своем кабинете скончался Загриняев. Это произошло на втором этаже здания, где сейчас располагается Институт искусства и культуры», — добавил краевед.

«Никакой четкости не было»

В период войны в город перенесли 22 предприятия, работало 14 госпиталей. И, отмечает Петрушин, все было не так гладко, как любят отмечать некоторые историки.

«В книгах пишут, что все было четко, планомерно — никакой четкости не было! Местное самоуправление не ставили в известность о планирующихся эвакуациях предприятий, просто составы выгружались — где хотите, там и размещайте. Свободные места уже были заняты другими предприятиями, на новых не было ни фундамента, ни канализации, ни силовых установок», — пояснил Петрушин.

Так было с химико-фармацевтическим заводом им. Карпова. Ему места не нашлось, пришлось искать другое. А чтобы завод заработал, нашли 15-тонный котел с 34 заплатками — рабочим пришлось тащить его по берегу реки Туры, как бурлакам. Благодаря этому в городе наладили производство лекарств, особенно нужен был йод.

«Основным направлением Тюмени долгое время была деревообработка. Дерево шло не только на изготовление лыж, которые поставляли на фронт, но и на судостроение. 165 торпедных катеров сделали в Тюмени. Судостроительные производства перенесли к нам из Ленинграда, Керчи, Москвы, Херсона и Рыбинска. Когда началась война, совет эвакуации поручил эти заводы „гнать в Тюмень“. А фанерный комбинат делал аэрофанеру. Из нее в годы войны был сделан каждый третий ЯК-3», — напомнил Александр Антонович.

К слову, много легенд ходит и о местном танковом заводе. Оказалось, что тюменцы не переставали шутить даже в самое тяжелое время, ведь завода фактически не существовало:

«На обозостроительном предприятии делали обозы, сани, повозки. Ну у нас народ с юмором: завод назывался обозо-механическим, а в миру народ называл его танковым. Разведка гитлеровская же работала: завод окружен забором и колючей проволокой, а рядом — Урал. И они полагали, что тут идет сборка танка Т-34-85».

Электричество для Ленина

Город едва справлялся с нагрузкой, но его ждал неожиданный удар: в июле 1941-го в Тюмень перевезли тело Ленина. Операция проходила в строжайшей секретности — руководство города никто не предупреждал о таком «госте».

«Это ж главный объект! Партийная святыня! Сказать, что они не могут принять тело Ленина, нельзя было. Вот в каком положении местное самоуправление оказалось. А чтобы вождя хранить по всем правилам, пробросили специальный электрический кабель», — говорит Петрушин.

Это обстоятельство едва не стало фатальным — электричества городу и без того не хватало. Стоит ли говорить, что рядовым горожанам электроэнергия доставалась по остаточному принципу. Это же касалось и дров — почти все они уходили на работу эвакуированных заводов.

«Единственная в городе электростанция была очень слабенькая: потребность была порядка 13 тысяч кВт, а станция выдавала порядка двух тысяч кВт. Все было на дровах. А в войну же вырубили все леса поблизости», — пояснил краевед.

Нацисты на тюменском кладбище

Мало кто знает, но в областную столицу в годы войны свозили и пленных. В городе стоял лагерь НКВД для военнопленных, который вывезли отсюда только в 1948 году.

«Пленные в Тюмень не возвращались после освобождения. Умерших же было очень много — их хоронили в части Парфеновского кладбища. В 90-х я показывал делегатам это место, там установили лютеранский крест. Часть могил срыли, но часть осталась. Здесь покоится рядовой и унтер-офицерский состав. Но те, кого доставили после Ленинграда, почти все погибли — зима была суровая. Помимо немцев в тюменском лагере были румыны, венгры, итальянцы», — отмечает историк.

Под конец войны город, отмечает краевед, представлял собой печальное зрение: грязь по колено, отсутствовало электричество, а все, что горело, сожгли.

Тем не менее, местное самоуправление под конец войны обратилось к тюменцам с просьбой: «Давайте приведем город в порядок, чтобы победители могли вернуться и увидеть приличный и чистый город». Картина действительно казалось мрачной, но местные нашли в себе силы, чтобы достойно встретить фронтовиков.

Ранее tmn.aif.ru рассказывал о том, что связывает Тюмень и вождя мирового пролетариата.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах