Примерное время чтения: 3 минуты
1905

Есть только руки и знания. Врачи спасли жизнь мужчине на борту самолета

Руслан Абдуллаев и Ирина Жилинская.
Руслан Абдуллаев и Ирина Жилинская. ОКБ №1, Тюмень

9 декабря на борту самолёта «Москва – Тюмень» одному из пассажиров резко стало плохо. На вопрос стюардессы: «Есть ли на борту медики?» откликнулись два врача – сотрудники тюменской Областной клинической больницы №1. На высоте 10 500 метров им удалось спасти жизнь человека. Подробнее в материале tmn.aif.ru.

Остановка сердца

Пассажирам рейса «Москва – Тюмень» только-только успели раздать обед, как вдруг кто-то сообщил, что человеку стало плохо. На высоте 10 500 метров вероятность того, что на борту окажется врач, примерно 50 на 50. Но 40-летнему мужчине повезло. На его счастье, этим же рейсом в Тюмень возвращались врачи ОКБ №1: сердечно-сосудистый хирург отделения Рентгенохирургических методов диагностики и лечения Руслан Абдуллаев и кардиолог кардиологического отделения №1 Ирина Жилинская.

«Когда сообщили, что человеку плохо, я был вынужден тут же забыть про свой обед и сразу же поспешил на помощь пациенту», - вспоминает Руслан Рашидович.

Мужчина без признаков сознания уже начал задыхаться, счет шел на минуты. Доктор попросил зевак разойтись, а нескольких человек – помочь переложить пациента в проход. По словам хирурга, ситуация, когда пострадавшим требуется сердечно-лёгочная реанимация, для врачей типична и понятна, поэтому он знал, что нужно делать.

«В подобной ситуации, когда пациент уже без сознания и контакта с ним нет – понять причину произошедшего и определить точный диагноз является серьезным вызовом для врача. Я быстро уточнил у коллег пострадавшего, есть ли у него сопутствующие заболевания, которые могли бы привести к такому состоянию. Услышав, что таковых нет, провёл полный осмотр и диагностировал остановку сердечной деятельности», - делится Руслан Рашидович.

«Есть руки и знания»

Кардиолог Ирина Жилинская сразу попросила сообщить капитану судна о необходимости экстренной посадки, а пока нужно было спасать жизнь человека в «полевых» условиях и она помогала своему коллеге Руслану Рашидовичу.

«В узком проходе самолета, который находится высокого в небе проводить реанимацию крайне затруднительно. Нет специализированного оборудования, кардиомониторов, дополнительного инструментария чтобы достоверно понимать, эффективны ли твои действия. По сути, у меня есть только знания и руки», - делится Руслан Абдуллаев.

Спустя четыре минуты непрерывного, непрямого массажа сердца, оно снова забилось.

«После состояния клинической смерти почти всегда наступает фаза психомоторного возбуждения пациента, которая может длиться достаточно долго, пациент дезориентирован», - рассказывает хирург.

В этот период пациент чрезмерно активен и не отдаёт отчёта своим действиям. Так произошло и с нашим пациентом, поэтому  мужчину усадили между его друзьями, а врач продолжал контролировать его состояние. Через некоторое время он пришел в себя и, наконец, понял, что произошло.

«Когда мы приземлились в Казани, нас уже ждала бригада скорой помощи. Доктора поднялись на борт самолета, осмотрели пациента, ситуация на тот момент была уже стабильная. Они поблагодарили меня за грамотные действия. После чего пациента на каталке с самолёта перенесли в машину интенсивной терапии. Интересно отметить, что ему стало настолько лучше, что он даже пытался отказаться от госпитализации», - вспоминает Руслан Рашидович.

Для врачей спасение человека – нередкое событие, а зачастую ежедневная работа. И не важно, где именно будет оказана помощь – в стенах больницы или в самолете, на земле или в воздухе – по большому счету это не имеет значения. Поэтому свой поступок Руслан Рашидович не считает особенным и уж тем более геройским.

«Я сделал то, что должен был и считаю это правильным», - скромно говорит он.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах