Примерное время чтения: 13 минут
656

«Дети рисовали гробы». Землетрясение в Армении в воспоминаниях очевидцев

Из книги «Армения, декабрь, 88». Изд. - Ереван, 1990 г.
Из книги «Армения, декабрь, 88». Изд. - Ереван, 1990 г. / Николай Степанов / АиФ

7 декабря 1988 года в двенадцатом часу дня в Армении произошла большая трагедия. За считанные секунды мир буквально рухнул, разделив жизнь и историю страны на до и после. 10-бальное землетрясение в Спитаке, по официальным данным, унесло жизни 25 тысяч человек. Пострадали и города, которые были вблизи эпицентра - Ленинакан, Кировокан и множество сел. Со дня страшной катастрофы прошло уже больше 30 лет. Корреспондент tmn.aif.ru поговорила с очевидцами тех событий, которые чудом спаслись.

«Дети! Мои дети!»

Руководителю Тюменского центра армянской культуры им. Месропа Маштоца Рузанне Даниелян в 1988 году было 30 лет, она преподавала биологию и химию в спитакском филиале ереванского электромеханического техникума.

Рузанна Даниэлян 30 лет держала в себе трагедию тех страшных дней. По ее словам после трагедии она была вся седая.
Рузанна Даниелян 30 лет держала в себе трагедию тех страшных дней. Фото: АиФ/ Нина Худякова

«Тот день врезался в мою память навсегда. Утром я проводила старшую дочь в школу, а по дороге на работу завезла сына к своей маме. Гаику был всего год с небольшим. В техникуме провела контрольную, проверяла тетради учеников в учительской вместе с коллегами, - вспоминает Рузанна Оганнесовна. - Вдруг услышали гул из-под земли и скрип потолка, который стал ходить ходуном, как деревянный ящик. Мне только запомнились огромные глаза заведующего нашего техникума. За 30 секунд потолок обрушился на нас. Я только потом узнала, что благодаря тому, что наше здание было невысоким и деревянным, нам легче было выбраться из-под завалов».

Из книги «Армения, декабрь, 88». Изд. - Ереван, 1990 г.
Из книги «Армения, декабрь, 88». Изд. - Ереван, 1990 г. Фото: АиФ/ Николай Степанов

Выбраться из-под обломков ей помогли туфли, каблуками которых она пробила отверстие и смогла выйти наружу. В голове женщины была только одна мысль: «Дети! Мои дети!»

От города, где пару часов назад кипела жизнь, остались одни руины. Рузанна побежала к школе, где училась старшая дочь. Но вместо здания женщина увидела только крышу. Под завалами плакали и кричали дети, просили о помощи.

«Никогда не забуду этот плач. Снаружи в панике и ужасе находились взрослые, не зная, как помочь, как подобраться к ним сквозь тяжелые плиты», - говорит наша героиня.
У знакомых она узнала, что ее девочка спаслась. 

Дочь Рузанны Оганнесовны позже рассказала родителям, что перед землетрясением ей стало плохо, она попросилась выйти. В этот момент ее волной выбросило на улицу. Она оказалась под двумя партами, как в домике, а сверху навалились бетонные обломки здания. Девочка выбралась и побежала к дому.

Из книги «Армения, декабрь, 88». Изд. - Ереван, 1990 г.
Из книги «Армения, декабрь, 88». Изд. - Ереван, 1990 г. Фото: АиФ/ Николай Степанов

«Нашей семье, можно сказать, повезло. Мы чудом остались живы. Даже моя мама и младший сын не пострадали, хотя от ее дома мало что осталось. До сих пор не знаем, как она умудрилась спуститься со второго этажа вместе с ребенком. Гаика спасла железная кроватка, в которую его переложила бабушка перед землетрясением», - делится женщина.

Из книги «Армения, декабрь, 88». Изд. - Ереван, 1990 г.
Из книги «Армения, декабрь, 88». Изд. - Ереван, 1990 г. Фото: АиФ/ Николай Степанов

«Мужу тоже повезло. Он отпросился с работы в стоматологию. Как только вышел от врача и сел в машину, почувствовал толчок и через пару минут увидел рухнувшее здание, где находился зубной кабинет», - говорит Рузанна Оганнесовна.

Женщина вспоминает, как дошла до дома, где ее уже ждала семья - рожители, муж, дети. Они были легко одеты, потому что не успели взять вещи, а на дворе стоял холодный декабрь. Никто не плакал, все были в оцепенении, но радовались, что живы. В этот же день муж нашей героини отправил ее вместе с детьми в Ереван к родным, а сам остался помогать остальным разгребать завалы, искать мертвых и живых. Позднее оказалось, что одна из племянниц Рузанны Оганнесовны погибла. Девочке было всего семь лет. 

«В Ереване мы прожили полгода. Я не могла заставить себя вернуться в Спитак. Слишком тяжело. В начале многие подумали, что это война, но никак не землетрясение, хотя последствия оказались не менее масштабными. В моем коллективе погибло 27 человек. У мужа среди родственников не стало 12 человек, в школе, где училась дочь, из 700 учеников спаслось около ста. Никто из педагогов не выжил, кроме чителя физкультуры, который на тот момент был на соревнованиях. Когда он вернулся и все увидел, то прямо во дворе школы у него остановилось сердце», - с дрожью в голосе вспоминает женщина.

Во временном жилье - строительном вагончике. После катастрофы. Фото: личный архив/ Рузанна Даниелян

Спустя время Рузанна Оганнесовна все же нашла в себе силы вернуться назад. В Спитаке им дали временное жилье - строительный вагончик.

«Город долго восстанавливали, хоть и много было помощи из России и других стран. Представители международного Красного креста построили медпункт, зарубежные психологи работали с армянскими детьми, просили их рисовать рисунки, а они на бумаге выводили только гробы, кладбища и могилы своих близких», - говорит Рузанна.

В Спитаке семья Даниелян прожила около 4 лет, но поскольку бытовые условия были тяжелые, переехали в Россию.

«Мы каждый год вспоминаем 7 декабря, ходим в церковь, ставим свечи. Я езжу с семьей в Спитак, у нас там остались родственники. Никому не пожелаешь такого горя», - отмечает наша героиня.

Поздравляли, если находили труп

По рассказам Римы Паноян, сотрудника Центральной детской библиотеки Тюмени, а в 1988 году 20-летней студентки, в тот день она с однокурсниками слушала лекцию в ереванском университете по теории вероятности. Внезапно здание затрясло. Никто не мог понять, в чем дело.

Рима Геворговна до сих пор убеждена, что сестру и ее семью спасло чудо.
Рима Геворговна до сих пор убеждена, что сестру и ее семью спасло чудо. Фото: АиФ/ Нина Худякова

«Педагог нас не выпустила. Сказала, что еще 15 минут до окончания пары. Мы все вышли на улицу и увидели, как по стене здания пошла трещина. О трагедии даже никто не подозревал», - вспоминает Рима Геворговна.

Ближе к вечеру студенты пошли сдавать зачет. Преподаватель почему-то была очень грустная. Не стала никого спрашивать, молча поставила зачеты и всех отпустила.

 «Тогда же не было интернета, новости не так быстро расходились. По радио и телевизору стали появляться сводки о землетрясении. Но о масштабах катастрофы никто не говорил. Я узнала, что город, в котором жила моя старшая сестра Силва – Ленинакан, пострадал. Он находился неподалеку от Спитака. Я сразу вместе с двоюродным братом поехала к ней, но с полпути наш автобус завернули обратно, гражданских не пускали», - говорит женщина.

По словам Римы Геворговны, ее все поздравляли, так как сестра осталась жива. Женщина спаслась чудом. В день катастрофы она отпросилась домой накрыть на стол для приехавших издалека родственников.

«Она работала на швейном заводе. Дом был рядом, и сестра прямо в тапочках вышла с работы. После землетрясения выбежала на улицу и увидела вместо фабрики пустое место, здание сравнялось с землей», - делится Рима.

Половина дома, где жила сестра Римы, уцелел. Дети, которые на тот момент были в школе, спаслись.

Из книги «Армения, декабрь, 88». Изд. - Ереван, 1990 г.
Из книги «Армения, декабрь, 88». Изд. - Ереван, 1990 г. Фото: АиФ/ Николай Степанов

«Часть коллег моей сестры погибла, а часть осталась калеками. Силва с детьми поехала к нашим родителям, а муж, как и все мужчины, остался в городе ликвидировать последствия», - вспоминает наша героиня.

Сама Рима Геворговна говорит, что им, тогдашним студентам, предложили пожертвовать свои стипендии в помощь пострадавшим. Весь курс, не сговариваясь, несколько месяцев отдавал эти деньги. А часть комнат в общежитии была выделена пострадавшим под временное пристанище. Рима Геворговна помогала и как волонтер.

Из книги «Армения, декабрь, 88». Изд. - Ереван, 1990 г.
Из книги «Армения, декабрь, 88». Изд. - Ереван, 1990 г. Фото: АиФ/ Николай Степанов

«Нас, как студентов, привлекали и в госпитали помогать медикам, они были, в основном, из России. Столько привезли искалеченных людей, маленьких деток. В основном, они лежали в реанимации. Без рук, без ног. Это было так ужасно! Я смогла там продежурить только одну ночь. Психологически не выдержала», - откровенничает Рима Геворговна.

Муж Силвы рассказывает, что у многих от горя разрывалось сердце, даже у мужчин. Над городом летали вертолеты, разбрасывая антишоковый порошок. А когда находили трупы, семьи радовались, потому что у кого-то даже останки не могли обнаружить.

«Нам говорили, что столько мертвых было, наверное, только в блокаду. Гробы друг на друга складывали. Не успевали хоронить. Кого-то просто в ковер заворачивали». – говорит женщина.

Как вспоминает Рима Геворговна, сестра с детьми вернулась в Ленинакан и до сих пор там живет с семьей. Когда жители немного опомнились от горя, стали улыбаться, а до этого столько слез выплакали.

Послесловие

Город так и не удалось вернуть в первоначальный вид. Некоторые до сих пор живут в тех самых времянках. В память о страшных событиях на кладбище Спитака установили железную церковь, а в самом городе  - мемориал жертвам трагедии.

«1988 г. Памятник жертвам землетрясения», наши дни
«1988 г. Памятник жертвам землетрясения», наши дни, г. Спитак, Армения. Фото: Архив / Администрация города Спитака
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах