Примерное время чтения: 23 минуты
759

Подростковая тревога и тревожность: что временно, а что навсегда?

Елена Кашкарова / Из личного архивa

Нередко складывается впечатление, что подростки делают всё возможное, чтобы настроить родителей и всех окружающих против себя. Однако психологи уверяют, что именно в переходном возрасте ребенок больше всего сомневается в своих силах и способностях и поэтому особенно нуждается в поддержке и безусловном принятии со стороны значимых для него взрослых. О том, как поддержать подростка в непростой для него период взросления, помочь ему поверить в себя и справиться с тревожностью, объяснил Иван Кулаков, детский психолог, тренер, тьютор из Санкт-Петербурга.

Открывая встречу с экспертом в сфере детской и подростковой психологии, выступившим спикером онлайн-лекции цикла семинаров «Факультет осознанного родительства», Елена Кашкарова, руководитель семейного проекта «Создавая будущее», подчеркнула важность психологической поддержки для родителей, которые нуждаются в ней не меньше детей:

— Мы становимся профессионалами своего дела, но нет такого университета, где учат быть хорошими родителями. И довольно часто бывает так, что взрослые люди, успешные в своей профессии, сталкиваются с огромными трудностями в воспитании детей, о которых раньше даже не подозревали. Помочь родителям в их непростом деле призван наш проект «Факультет осознанного родительства». Вместе с психологами мы разбираем самые распространенные проблемы взросления детей, и в этом году решили отдельно остановиться на теме подростковой тревожности и тревоги. О том, что из этих явлений временно, а что остается с человеком навсегда, как родители могут поддержать своих детей и придать им уверенности в себе, мы поговорили с детским психологом, тренером, тьютором Иваном Кулаковым, который для нашего разговора приехал в Тюмень из Северной столицы, — рассказывает Елена Кашкарова, руководитель семейного проекта «Создавая будущее», организатор «Факультета осознанного родительства».

— Иван, объясните, тревога и тревожность — это одно и то же или это разные понятия и явления?

— Начнем наш разговор с того, что я расскажу про саму тревогу и про такое состояние как тревожность. Они отличаются. И это действительно очень актуальная проблема не только для подростков, но и для взрослых. По разным данным, в России от девяти до тридцати двух процентов детей страдают тревожными расстройствами. Были исследования о том, что в пандемию количество тревожных и депрессивных симптомов выросло в четыре раза. Поэтому да, тема важная и серьезная. Мир вокруг нас становится все более неопределенным, и от этого возрастает тревога, которая сама по себе является предориентационным мобилизующим чувством. Тревога возникает как ситуативное эмоциональное состояние, когда мы попадаем в новую для себя ситуацию, и ее развязка для нас неочевидна. Тревога связана с ожиданием неблагополучного прогнозируемого исхода, когда мы думаем: «А вдруг что-то пойдет не так, а вдруг у меня не получится, и я сяду в лужу?». И тут важно понимать, что эти переживания переплетены с нашей мыслительной деятельностью. Мы предполагаем, раз за разом прокручиваем эту ситуацию в голове, фантазируем, причем иногда фантазии развиваются неконтролируемо, и мы уже начинаем себя накручивать. И это подтягивает за собой физиологический компонент: учащенное сердцебиение, головные боли, нарушение сна и все остальное.

— То есть можно сказать, что тревога по поводу какой-то новой ситуации — это нормально и в чем-то даже полезно, потому что она мобилизует наши чувства и силы?

— Ситуативная тревога — это нормальная история для всех, например, беспокойство перед экзаменом или при попадании в новую компанию. И если говорить о подростках, то для них социальный контекст тревоги наиболее распространен. Это такой возраст, когда коммуникация становится одной из ведущих задач. Поэтому много ситуативной тревоги в подростковом возрасте связано с общением со сверстниками, с новыми компаниями и новыми знакомствами, особенно с противоположным полом. Вот это то, что касается тревоги как ситуативного состояния, которая возникает в ответ на неопределенность, а неопределенности в нашей жизни предостаточно, поэтому совсем избавиться от тревоги мы не можем. Кроме того, важно подчеркнуть, что тревога мобилизует нас, и это важно, потому что в этот момент у нас появляется энергия, которую можно направить в какое-то конструктивное русло. Предположим, если речь идет об экзамене, то надо эту энергию потратить на то, чтобы подготовиться к этому экзамену, а не уходить в своих мыслях все дальше и дальше от темы, перебирая в голове различные варианты развития событий.

— В какой-то момент тревога может перерасти в тревожность?

— Понятие тревожность отличается от ситуативной тревоги. Тревожность — повышенная склонность к такого рода переживаниям. Тревожность считается устойчивой личностной чертой и может распространяться не только на потенциально опасные ситуации, но и на любые другие, с которыми мы сталкиваемся и которые могут быть при этом относительно безобидными. Хочу отметить, что существует предпосылки к тревожности как к личностной черте. К ней имеют склонность медленные люди с так называемой слабой нервной системой, которых отличает неспешность, тихая речь, более низкая скорость мыслительных процессов. И вот они более склонны к переживанию тревоги, поскольку, условно говоря, не успевают за изменениями, происходящими вокруг, и оттого тревожатся, и в целом в таком состоянии себя ощущают достаточно часто. На тревожность как на переживание и как на личностную черту влияет и травматический опыт, родительская гиперопека в младшем дошкольном возрасте.

Подростки и тревога

— Одним из признаков подросткового возраста является повышенная агрессия. А в каких отношениях находятся подростки с тревогой? Свойственна ли она им в такой же мере?

— В подростковом возрасте происходят существенные физиологические и гормональные изменения, которые для самих подростков непрогнозируемы. Им совершенно непонятно, к чему приведут перемены, происходящие с ними, и, естественно, тревога от этого только растет. И второй момент — это социальный контекст, приобретающий в этот период особую значимость. Каждый подросток находит себе так называемую референтную группу — «тусовочку», в которой ему хочется быть принятым, обладать авторитетом и получать положительную оценку себя со стороны окружения.

— Если родители замечают, что их ребенок раннего предподросткового и младшего подросткового возраста тревожится по каждому поводу, то могут ли они что-либо предпринять, чтобы снизить уровень тревоги?

— Родителям нужно развивать эмоциональный интеллект: учиться самим говорить о своих чувствах и показывать детям пример, как их проявлять и переживать. Отличительной чертой тревоги является то, что она сопровождается выбросом энергии, которую нужно куда-то приложить, употребить. Что могут родители в этой ситуации? Научить детей проговариванию своего состояния с фокусировкой на причинах: «А почему я сейчас тревожусь? Потому что ситуация непрогнозируемая». Можно вместе пофантазировать о вариантах развития событий и их исходах: «Давай подумаем, что может случиться? Чем это может закончиться? Как мы можем ситуацию преодолеть?..»

— Можно ли преодолеть чувство неопределенности, в котором мы все живем?

— Со стратегической точки зрения, наиболее важным способом борьбы с тревогой и влияния на себя является создание определенности. Конечно, есть факторы, на которые мы не имеем влияния совершенно и насчет которых нет смысла беспокоиться. Нужно такую тревогу отслеживать и фокус внимания с нее смещать на другие вещи. Что под собой предполагает процесс создания определенности? Это прежде всего режим сна и бодрствования и следование распорядку дня. Желательно ложиться и вставать в одно и то же время, принимать пищу в одно и то же время. Это вносит определенность в нашу жизнь, и это актуально не только для подростков, но и для взрослых. Когда мы режим не соблюдаем и не высыпаемся, это создает благодатную почву для раздражительности, тревоги, агрессии. Чем стабильнее среда и более предсказуемы последствия, тем лучше. Родители могут это объяснять своим подросткам, говорить, что да, ты меняешься, но чем в более спокойной обстановке ты живешь, тем меньше тревоги будет возникать.

— А можно ли самим формировать какие-то привычки, придумывать и практиковать успокаивающие и расслабляющие приемы?

— Да, ритуалы очень помогают. Простейший пример повторяющегося набора действий и движений, который успокаивает, — это чтение молитвы. Успокаивающий ритуал можно придумать самостоятельно. Например, на экзамен можно брать с собой обереги, талисманы, придающие уверенность и приносящий удачу. Из спорта можно позаимствовать такой метод, как секундирование, который тренеры используют перед началом соревнований. Это когда спортсмен подробно представляет, что он будет делать до и после соревнований, вплоть до того, где он будет есть, спать. Это такое очень подробное, почти поминутное, расписание. И чем больше мелких деталей окажется в этом распорядке дня, тем больше будет определенности и тем меньше тревоги.

— Как научить подростка бороться с ситуативной тревогой, когда он волнуется, нервничает, переживает, что не справится с задачей? Чем ребенок может помочь сам себе?

— Можно использовать базовые техники расслабления. Например, на уроке перед ответом у доски помогает равномерное дыхание по «квадрату», помогающее повлиять на свое состояние. Это способ, который можно использовать здесь и сейчас и который успокаивает. Когда мы волнуемся, беспокоимся, переживаем, находимся в тревоге, у нас происходят физиологические изменения, в частности учащается сердцебиение, поэтому, чтобы себя успокоить в этот момент, можно обратить на это внимание, подышать и тем самым взять эти проявления под контроль, снизить фон беспокойства на уроке. Перед экзаменами для придания уверенности в себе полезно физически занять как можно большее пространство — расправить руки и ноги, буквально встать в позу звезды. Обратите внимание: когда человек волнуется, он будто скукоживается, стараясь съежиться. Действуя наоборот: давая себе возможность как бы увеличиться в размерах, можно от определенного количества энергии избавиться и придать себе уверенности.

— Наверное, такие упражнения полезно практиковать на регулярной основе? От разовой практики толку будет мало?

— Да, эти простые шаги требуют тренировки. Если мы это будем постоянно практиковать, то навыки закрепляются и помогают нам на постоянной основе. И в первую очередь можно попробовать дыхательные техники и «позу звезды», назовем это упражнение так. Есть очень полезный телеграм-бот, над которым мы с коллегами работали, он называется Faino, и в нем собраны работающие практики влияния на свое состояние и способы расслабления. Среди других методов успокоения и замедления нервной системы можно также упомянуть массаж, флоатинг, поездки на природу, ретриты — полный отказ от гаджетов на какое-то время, что будет полезно для всей семьи, а не только подросткам. Например, можно договариваться, что на один день вы все отказываетесь от использования телефонов, но в этом должны участвовать все: и мама с папой, и дети. С подростком сложнее об этом договориться, но если ввести это в жизнь семьи и сформировать такую привычку, то вы получите один из способов профилактики тревоги.

— Как по состоянию своего ребенка понять, что он переживает, тревожится, если внешне он это явно не проявляет?

— Проявления могут быть разные. Так, агрессия и раздражительность способны служить симптомами тревоги, которые выражается таким вот образом. Обращайте внимание на изменения состояния, например, когда подросток ходит задумчивым или когда у него бессонница. Вполне возможно, он о чем-то тревожится. Конкретных признаков тревоги нет. У каждого она проявляется по-разному. Стоит задуматься, что происходит, если подросток отказывается продолжать вписываться в социальную жизнь, например, ходил-ходил в кружок или в секцию, а потом резко передумал и не поддается ни на какие уговоры. Возможно, за этим кроется тревога о чем-либо, и родителям стоит задуматься и выяснить, а что там происходит.

— Как поддержать подростка в период экзаменов, если он нервничает перед испытаниями и в принципе тревожный человек?

— Во-первых, использовать способы расслабления и самоуспокоения, о которых мы уже поговорили. Тревога тесно связана с мыслительным контекстом: мы много себе придумываем, поэтому полезно проговаривать страхи и опасения — свои фантазии. Как влиять на своего ребенка? Только через контакт, через доверительное общение. Спросите, а чего именно он боится: стать дворником? Какие у него переживания? Подышите вместе, поделитесь своим опытом преодоления стрессовых ситуаций, расскажите о курьезных ситуациях. Пошутите — это позволяет разрядить обстановку в безопасной форме. Пусть подросток положит в карман шпаргалку: это опора и поддержка, которая придаст уверенности на экзамене, даже если листочек с записями будет просто лежать в кармане.

— Тревожные родители: передают ли они тревогу в наследство своему ребенку? Есть такая закономерность?

— Вероятность этого велика. Одна из базовых историй — это гиперопека, которая чаще встречается у тревожных родителей. И это, безусловно, дает эффект заражения. Но, с другой стороны, не факт, что ребенок тревожных родителей вырастет таким же. Если вы к этому склонны, то полезно использовать те же приемы: проговаривание, замечание своего состояния и использование техник расслабления и влияния на свое состояние. В вопросе эмоционального интеллекта и способности контроля себя важное значение имеет внимание к своему состоянию, а управление вниманием — это базовый навык. Нужно учиться замечать, а что со мной происходить, чтобы в нужный момент сказать себе стоп.

— Как родителям найти слова, чтобы подбодрить, поддержать своего тревожного подростка? Как научиться его отделять главное от второстепенного, если тревоги слишком много?

— Полезно принимать подростковую реальность. Подростки — это те же мы, только без двадцатилетнего багажа коммуникаций и навыков построения отношений. Больше всего нас разнит отсутствие у них опыта. И очень частая история, когда родители отмахиваются от переживаний, волнений подростка, обесценивают то, чем он с ними делится. «Да ерунда, что ты придумываешь?..», — вот что слышит ребенок, который рассказал маме и папе о том, что за что-то тревожится. А для него это реальность и то, что по-настоящему важно. Нужно стараться принимать эту реальность и поддержать подростка: «Похоже, ты волнуешься — у тебя экзамен» или «Ты расстраиваешься, что у тебя сложности общения с девочками/мальчиками. У меня тоже такое было, я тебя понимаю». И в этих словах уже есть принятие и поддержка. Многие подростковые проблемы для нас непонятны и несерьезны, но для него самого это мир, в котором он живет. И родителям надо стараться быть более гибкими, потому что это тоже то, что нас, взрослых, отличает от подростков, у которых черно-белое мышление, что усугубляет тревогу и прогнозирование негативных исходов разных ситуаций. Родителям важно это понимать, учитывать и подсказывать детям выходы из затруднительных положений.

— Что делать, если тревога мешает ребенку учиться, общаться — одним словом, мешает жить?

— Бороться с ситуативной тревогой помогают техники влияния на свое состояние: дыхание, массаж и так далее. А вообще, если это постоянная история, можно обратиться к специалисту — психологу. Поскольку у подростков контекст тревожности и тревоги достаточно социальный, могут помочь коммуникативные тренинги, что дает возможность получить ценный безоценочный опыт взаимодействия, когда есть возможность что угодно сделать или сказать и не получить в ответ негативную оценку. Можно вписываться в активности с позитивным исходом, придающие уверенности, например принять участие в городском флешмобе, пойти пообниматься с прохожими и получить в процессе позитивную обратную связь, повысить уверенность в себе, что тоже избавляет от тревоги. Помогают и формы активности, связанные с публичностью: театральные студии, курсы ораторского мастерства и публичных выступлений.

Вопросы родителей

В рамках онлайн-лекции проекта «Факультет осознанного родительства» Иван Кулаков, детский психолог, тренер, тьютор, ответил на вопросы родителей, присланные к прямому эфиру.

— Если родитель понимает, что сам чересчур тревожный и мнительный, что он может сделать, чтобы не передать это по наследству своим детям?

— Стараться больше влиять на свою тревожность, почаще расслабляться. Я рекомендую как метод биологическую обратную связь. Это помогает стабилизировать нервную систему, избавиться от импульсивности, снять стресс: попробуйте. Это курс, состоящий из нескольких сеансов, во время которых вам на голову надевают ЭГ-датчики и вы в реальном времени видите свою жизнедеятельностью в виде кардиограммы и так далее. На таких курсах учат дышать определенным образом, чтобы успокаиваться. Это прогрессивная технология, полезная и для детей, и для взрослых, профилактический способ влияния на нервную систему. Ну и конечно, нужно стараться себя контролировать и развивать свой эмоциональный интеллект, чтобы тревожность не передавалась другим, потому что это достаточно «заразная» история, что демонстрируют соцсети. Это проявляется в том, что мы контролируем информацию в надежде спрогнозировать то, что будет, но чем больше мы читаем, тем больше тревожимся. Да, создается иллюзия контроля, но на самом деле тревогу это только подстегивает.

— Будем честны: даже взрослые сейчас тревожатся и нервничают, когда забывают телефон дома или если он разряжается в самый неподходящий момент. Как с этой зависимостью от гаджетов бороться? Ограничивать время в телефоне или, как уже говорили, устраивать семейные дни без гаджетов?

— Вопрос цифровой гигиены сейчас, действительно, важен. Хочу отдельно упомянуть о соцсетях и тревожности у подростков. Очень актуальная история про то, что подростки смотрят на блогеров и делают вывод о том, что кто-то уже делает что-то круче, чем они. Создается иллюзия легкой красивой жизни, что тоже может провоцировать тревожные состояния. Телефоны, информация и ее переизбыток влияет на тревогу.

— Повышенную тревожность у ребенка как-то можно предупредить? Что могут делать родители с раннего детства, чтобы у ребенка сформировался полезный дли жизни здоровый пофигизм?

— Во-первых, не делать за ребенка что-то, не одергивать его при этом. Наоборот, в детях нужно поддерживать энергию любопытства. Постоянные одергивания: «Сюда не ходи, это не трогай!» порождают тревогу. Заинтересовывать разным, предоставлять возможность выбора, учить базовым навыкам, связанным с эмоциональным интеллектом: проговариванию, способам влияния на свое состояние.

— А если подросток не тревожится и не волнуется, по его словам, ему все по фигу. Как справиться с этим?

— Тревога и тревожность связаны с повышенной чувствительностью. Люди более чувствительные и тревожатся больше. В этом смысле пофигистично настроенные беспечные подростки, вероятно, имеют такой порог восприятия. Что с этим делать? Приучать их к планированию, к организации деятельности, к саморегуляции. Тревога может быть связана с характером обратной связи. И наши подростки — недохваленные, поэтому не бойтесь делать это: отмечайте, в чем он хорош, подчеркивайте его сильные стороны, потому что перехвалить ребенка невозможно. А негативная обратная связь производит обратный эффект — понижает самооценку подростка и его поведение.

— Что делать, если мама все переживает очень остро и накручивает сына?

— Помогать маме избавляться от этой энергии, разделять ее тревоги, ни в коем случае не обесценивать ее переживания, но при этом привносить в ее тревожные мысли чуть больше объективности. Мужчины более предметны и конкретны, поэтому в этом смысле они могут женщинам помочь найти рациональный выход. Если от мамы происходит какое-то жесткое внушение, то я бы порекомендовал папе постараться смягчать ситуацию. А вообще, в детско-родительских отношениях важно, чтобы требования к ребенку были согласованы. Если мама сказала, то папе не стоит это отменять. Можно требование смягчить, предложить ребенку помощь — это да.

— Как определить, что ребенку уже нужна медикаментозная помощь? По каким признакам это можно понять?

— Наверное, имеет смысл оценить степень деструктивности последствий текущего положения. Никакой шкалы или градации не существует, но если вы видите, что ребенок ни в какую не идет в школу, резко увеличилось количество конфликтов, случился разлад с друзьями, то имеет смысл обратиться за помощью.

— Существуют ли какие-то тесты, позволяющие определить уровень тревожности ребенка?

— В интернете можно найти много диагностических инструментов и использовать их. Тут вопрос в интерпретации, потому что непонимание может уровень родительской тревожности только повысить.

— Что делать, если при тревожности появляется заикание?

— Вот это, кстати, можно рассматривать как индикатор сильной тревоги и понимать, что нужна помощь специалиста. Можно к психологу сходить. Заикание — это такой блок, который проявляется в острых ситуациях. Если методы расслабления и переключения не помогают, заикание становится стойким, то стоит проконсультироваться со специалистом.

— Подросток боится выходить из дома и знакомиться со сверстниками: что делать? Как ему помочь?

— Съездить в лагерь, хотя лагерь для неуверенного в себе подростка может быть психологически сложной историей. Мы уже говорили про коммуникативные тренинги. Если боится выходить из дома — обратиться к психологу, можно дистанционно.

— Есть ли у тревожности положительные стороны?

— Конечно! Тревога нас мобилизует, дает количество энергии, необходимое для действия. А дальше уже выбор: поддаться тревоге и накрутить ее до предела или использовать эту энергию, чтобы подготовиться к экзамену, например, или составить пошаговый план действий для более конструктивного решения задачи.

Прослушать полную лекцию спикера цикла онлайн-семинаров «Факультет осознанного родительства» детского психолога Ивана Кулакова и ознакомиться с ответами эксперта на вопросы зрителей, присланные к прямому эфиру, можно на ютуб-канале сайта для тюменских родителей «Детки!».

ВК49865

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах