256

Дым застилал солнце 45 дней. Почему горели леса в Сибири в 19-20 веках?

Сюжет Лесные пожары в Тюменской области, 2021

С апреля в Тюменской области горят леса, огонь уничтожил десятки тысяч гектаров. Пожар тушат более 900 человек, но побороть стихию пока не удается. Одна из ключевых причин чрезвычайного происшествия - весенний пал травы. Всегда ли сжигали сухостой и к каким последствиям это приводило, «АиФ-Тюмень» рассказал доцент кафедры отечественной истории ТюмГУ Сергей Туров.

Запретить палы

Сирень Бабаева, «АиФ-Тюмень»: Сергей Викторович, весенний пал травы в последние годы много обсуждают и осуждают, скажите, траву ведь по весне жгли всегда?

Сергей Туров: Да, в западносибирской агротехнике 19-го-начала 20-го веков широко применялся открытый огонь. Например, в Тобольском уезде практиковался пожог на жниве для уничтожения стерни и сорняков, в Тарском уезде, кроме пашни, жгли межи, истребляя зародыши кобылки и других насекомых.

Повсеместно в Западной Сибири опаливали покосы и пастбища. Кстати, именно за этим хозяйственным приемом закрепилось название «сибирский пал». Сенокосных угодий было много, и крестьяне, чтобы не допускать снижения продуктивности нескошенных в этом году участков, весной старую траву на них выжигали.

Покос со стогами сена.
Покос со стогами сена. Фото: pixabay.com

На юге нынешнего Ямало-Ненецкого автономного округа (Шурышкарский район) русские старожилы и коми-зыряне рассказывали, что покосы опаливали еще в 1920-1930-е годы. В северных борах практиковался «ягодный пал». Так, Тобольское управление Министерства земледелия и государственных имуществ в 1915 году сообщало, что в Кондинском крае «население иногда прибегает к огню для выжигания старых кустов ягод, как, например, брусники, клюквы, в целях освежения их…». После «опалки» бор дарил человеку высокий урожай ягод уже через три года.

- Тогда тоже возникали пожары?

- Сжигание прошлогодней травы часто приводило к лесным пожарам. Особенно опасным считался пал в лесной полосе Западной Сибири, где было много «дубровных покосов», на севере региона особенно чувствительны к огню береза и ель, меньше страдали сосна и осина. Палы приносили наибольший урон западносибирским лесам. Например, весенние пожары 1827 года в лесных массивах Туринского уезда подвергали опасности целые селения ясачных вогулов. В мае 1857 года недалеко от Ишима бушевал сильный напольный пожар: на довольно большом пространстве горел тальник. В том же мае в Ялуторовском и Курганском округах от выжигания трав сгорело два леса, как писали: «Более двадцати пяти верст в окружности, стадо баранов, несколько стогов сена».

Сжигание прошлогодней травы часто приводило к лесным пожарам.
Сжигание прошлогодней травы часто приводило к лесным пожарам. Фото: pixabay.com

- В наши дни каждую весну призывают не жечь прошлогоднюю траву, запрещают разведение огня в лесах, даже жарить шашлыки на даче, а раньше как-то боролись с весенним палом?

- В начале 1850-х годов Главное управление Западной Сибири предложило запретить палы. Однако радикально решить проблему не удалось, по представлению Совета Министерства земледелия и государственных имуществ император утвердил в 1853 году лишь ограничения для спускания палов. Полностью палы были запрещены губернатором Н.М. Богдановичем (1892-1896 гг.), но, увы, только в пределах Тобольской губернии и по большей части только на бумаге. Контролировать и предупреждать сие бедствие тогда не смогли. Вопрос о палах поднимало и Томское управление Министерства госимуществ. В 1897 году были утверждены «Правила о мерах предосторожности при выжигании полей, лугов и степей, а также при разведении огня в лесах Томской губернии». К сожалению, соблюдались они плохо, огонь все равно вспыхивал то тут, то там.

Вообще, Томское управление было за полное запрещение палов, объясняя это тем, что в пользовании сибирских крестьян в конце 19-го-начале 20-го веков земли стало значительно меньше в связи с отведением ее части переселенцам, а оставшиеся угодья успешно вытаптывались скотом, что вполне заменяло выжигание. По этой причине, а также и потому, что огонь уничтожал вместе с сорными травами и без того немногочисленный запас крестьянских и казенных лесов, особенно молодняка, предлагали ввести тотальный запрет на пал травы, но этого так и не случилось.

Так горят сорняки. Огонь сложно контролировать.
Так горят сорняки. Огонь сложно контролировать. Фото: pixabay.com

- Кто-то контролировал эти палы?

- Спускание палов регламентировалось крестьянской общиной. Так, кондинские старожилы рассказывали мне, что бор палили весной, когда вода еще под мхом. Решение об обновлении бора принимал деревенский сход, выставлялись караульные. После опалки ягоду собирать запрещалось несколько лет. Для нарушителей предусматривалось наказание, но не стоит переоценивать самоограничения крестьянской общины. Часто все предосторожности соблюдались только на словах, а внезапная перемена ветра и вовсе сводила их на нет.

Не видно было солнца

- Сергей Викторович, только для сжигания прошлогодней травы крестьяне разводили огонь?

- Часто поля очищали пламенем и после уборки урожая по осени. Еще одним пожароопасным хозяйственным применением огня была борьба с гнусом. Дымокуры использовали местные скотоводы. Защищая животных от кровосовов, крестьяне жгли навоз, да так, что издалека столбы дыма казались туманом. Гнус настолько изводил скотоводов, что порой вынуждал жителей лесных местностей Томского, Колыванского, Каинского, а в особенности Тарского, Тобольского, Тюменского и Туринского округов, прибегать даже к поджогам лесов. Бывало, что леса поджигали и для приобретения новых пахотных угодий, но в Западной Сибири росчисть не была популярна.

На севере региона, там, где заканчивалась зона возможного земледелия, пожары возникали из-за промысловой деятельности и намеренного поджога лесов аборигенами. Кондинские ханты и манси «поновляли» огнем боры не только для увеличения урожая ягод, но и для привлечения лося на молодую листву. Но такие методы в северной тайге иногда приводили к катастрофам регионального масштаба. Например, в 1840-х годах в Березовском округе лес был уничтожен на многие сотни верст. От антропогенных пожаров пострадали строевые леса в Барабинском лесостепье уже ко второй половине 19 века.

Гнус настолько изводил скотоводов, что вынуждал прибегать к поджогам лесов

- Огонь уничтожал прошлогоднюю траву, отпугивал гнус, но негативные последствия от пожаров, наверно, были и для самих крестьян?

- Последствия перекрывали все ожидаемые хозяйственные выгоды. От пожаров погибали или надолго уходили в дебри животные. В конце 1860-х годов по реке Демьянке, вплоть до Оби, огнем были уничтожены все леса. Еще в 1890-х по этой причине демьянские крестьяне вынуждены были арендовать кедровники у аборигенов на большом удалении от своих поселений. Большинство кедровых боров на средней Оби также превратились в пепелище благодаря человеку уже в конце 19 века. Поэтому, например, старожилы Селеяровской волости Сургутского уезда вынуждены были покупать или арендовать кедровый лес в тех местах, где он еще оставался. Особенно страшные лесные пожары, охватившие Среднее Приобье в 1915 году, уничтожили огромные массивы кедровников. Дым застилал солнце на протяжении 45 дней, из-за чего было остановлено пароходное сообщение. Надолго покинул местные леса соболь, серьезно пострадал рыболовный промысел. Во время катастрофических пожаров в воду рек и озер попадали в большом количестве продукты горения, что могло привести к массовой гибели рыбы.

Были уничтожены огромные массивы хвойных лесов.
Были уничтожены огромные массивы хвойных лесов. Фото: pixabay.com

Последствия ощущали и жители юга региона. Настоящая катастрофа разразилась в конце 19-го-начале 20-го веков, когда в Западную Сибирь двинулся нарастающий поток переселенцев из Европейской России. В Тарском уезде рост числа пожаров от небрежного обращения с огнем начинался уже на стадии следования по лесным дорогам переселенцев и так называемых ходоков к выделенным участкам. Переселенцы жгли лес, чтобы получить пахотные угодья и выпаса, а так как он сразу не сгорает, а обугливается, для его уничтожения огонь пускали ежегодно. Например, с 1898 по 1901 годы леса горели практически непрерывно. При этом первым делом гибли хвойные насаждения, и самые ценные из них - кедровники. От них оставались только названия: Николаевский, Васюшкин. Уничтожался плодородный слой почвы, без которого можно было не надеяться на урожай хлеба. Исчезновение лесов вело к осушению болот и обмелению рек. Например, в 1900 году обмелели реки Уй, Шиш, Туй, «чего прежде никогда не бывало», обсохло большинство болот. В начале 20 века в Тарском уезде в три раза сократились посевы ржи.

В 1915 году Тобольское управление Министерства земледелия и государственных имуществ подвело итог последствий для лесов края от массированного применения поджога на росчисти переселенцами. Итог был печален: уничтожены лучшие лесные массивы, там, где лет 10-15 тому назад красовались сосняки и кедровники, остались лишь обгорелые пни и масса валежа.

Лес после пожара в Юргинском районе, май 2021 года.
Лес после пожара в Юргинском районе, май 2021 года. Фото: Правительство Тюменской области

- Такие пожары как-то повлияли на сегодняшнюю природу, климат?

- Экологи считают, что общепринятое на сегодня ландшафтно-климатическое зонирование - это результат полыхавших в 19-м-начале 20-го веков антропогенных пожаров. В результате произошло замещение темнохвойных и широколиственных видов мелколистными, а также уменьшение увлажненности климата.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах