Примерное время чтения: 7 минут
213

«У нас есть постоянные клиенты». Как поисковики ищут пропавших людей

Станислав Башмаков / личный архив

В 2023 году в отряд ЛизаАлерт по Тюменской области поступило 376 заявок на пропавших людей. После поисков были найдены живыми 281 человек, 18 погибли и столько же пропали без вести.

Региональный представитель ЛизаАлерт по Тюменской области Станислав Башмаков рассказал корреспонденту tmn.aif.ru о том, как он оказался в этой организации, почему люди туда идут, а также о сложностях, с которыми сталкиваются поисковики.

«Куда и как люди пропадают?»

Екатерина Пинчук, tmn.aif.ru: Станислав, как вы стали региональным представителем и вообще решили вступить в ЛизаАлерт?

Станислав Башмаков: Добровольцем поисково-спасательного отряда ЛизаАлерт я стал случайно. Начал замечать мелькающие ориентировки на пропавших людей в интернете и меня это заинтересовало: «а куда и как они пропадают?» Оказалось, мой приятель состоит в отряде. Он меня туда и привел. Но позже отряд перестал соответствовать правилам ЛизаАлерт и его аннулировали, а мне предложили возглавить Тюменское подразделение и построить все с нуля.

Кем вы работаете и как совмещаете работу с поиском людей?

– Работаю я в проектном офисе, мы занимаемся разработкой проектов по программе газификации регионов Российской Федерации. И мне очень повезло с руководством. Они понимают значимость моей роли в поисковом деле, относятся лояльно. Но я и не наглею, выполняю свою работу как следует. Как-то получается совмещать.

Вы ведь разговариваете с теми, кто решает присоединиться к поисковой команде. Какая у них мотивация, что они вам рассказывают?

– Кто-то сразу после прочитанного отчёта по поиску человека (которые есть на официальном сайте) принимает решение стать добровольцем, но долго не задерживается. А кто-то долго думает, боится, что не справится, не сможет помочь и когда принимает решение, то вполне осознанно подходит к нашей деятельности и приносит много пользы. Помочь может каждый, было бы желание. У людей мотивация – быть полезными обществу. Добровольцем нашего отряда можно стать, заполнив анкету на странице отряда в ВК, позвонить на горячую линию отряда или зарегистрироваться на форуме ЛизаАлерт. 

Фото: личный архив/ Станислав Башмаков

Чем именно занимаются добровольцы?

– В отряде очень много своих технологий и направлений, которые помогают в поисковом деле, если быть точнее, их 24. Координаторы, информационные координаторы, пресс-служба, связисты, картографы, беспилотная авиация и многие другие. Каждое направление несёт свою функцию и дополняет друг друга. Любой может найти свою нишу и занятие, исходя из своих возможностей и талантов. Но можно и не состоять в направлении, а просто быть «топтуном» – пешим поисковиком.

Есть ли какие-то опасности для поисковиков, если человека ищут ночью или в труднодоступных местах?

– Первое и основное правило отряда – не увеличивать количество пострадавших. Безопасность при поиске очень важна, в этом помогают средства индивидуальной защиты (очки, перчатки, одежда для леса и обувь с фиксированным голеностопом) и четкое выполнение алгоритмов.

Вы сотрудничаете с какими-то специальными ведомствами?

– Да, для большей эффективности и безопасности мы сотрудничаем со специальными службами: полицией, медицинскими учреждениями и МЧС. Обмениваемся информацией и плотно взаимодействуем во время поиска.

В какое время года тяжелее искать людей?

– Зимние поиски на мой взгляд более сложные. Во-первых, у пропавшего не так много времени, чтобы выжить из-за низких температур. Во-вторых, пешим поисковикам поиск даётся сложнее. Много одежды, мобильность уже не та, да и в холод ресурсы заканчиваются быстрее.

Нас ничего не пугает

Кого сложнее искать: детей или взрослых?

– Каждый поиск индивидуален и сложен по-своему. Дети и пожилые особенно те, кто страдает деменцией одинаково беззащитны. Именно поэтому такие поиски проходят под статусом «СРОЧНО!» Ну и на них отклик среди ребят выше. За почти 5 лет существования отряда нами было принято и отработано более 1230 заявок. Из них 80% людей найдены живыми, 10% - погибшими и еще 10% приходятся на неподтвержденные заявки и то, что мы передаем в программу «Жди меня», то есть это давние пропажи более одного года.

Тяжело ли морально заниматься поисками?

– Тяжело и морально, и физически. Особенно нелегко даются ночные поиски, а ищем мы в основном ночью так как днём все работают на своих основных работах. Получается с работы на поиск, с поиска на работу и так по кругу. 

Какие поиски вам больше всего запомнились?

– Большинство поисков заканчиваются со статусом «Найден. Жив» (это в 80% процентов случаев). А вот поисков с грустным концом меньше, и они отчетливее врезаются в память. Мне запоминаются чаще поиски суицидентов. Я задаюсь вопросом: «Что должно такого произойти в жизни, чтобы подросток или взрослый самостоятельно лишил себя жизни?» И не нахожу ответ.

Как много было найдено людей, которые совершили суицид, и где их ищут?

– Статистики по суицидентам нет. Они делают свои последние дела в разных локациях, но это в основном не далеко от своего дома или места, которое человеку нравилось (отрабатываем все известные нам локации с его родственниками, друзьями и знакомыми).

Приходилось ли несколько раз искать одного и того же человека?

– Да, у нас есть «постоянные клиенты», это те люди, которые теряются неоднократно. В основном пожилые с деменцией и подростки. Фамилии и подробности, к сожалению, раскрыть не могу.

Почему люди теряются?

– Люди теряются по разным причинам: поехал в командировку и сломался телефон, просто не хотят общаться с родственниками, попал в больницу в бессознательном состоянии, дети не предупреждают родителей, что идут в гости после школы или просто идут гулять и телефон разряжается. Также дети могут уйти из-за ссоры с родителями.

Был ли случай, когда человек потерял память и из-за этого потерялся?

– Было немного иначе. Человек долгое время не общался с родственниками и не поддерживал связь. А потом с ним случилась беда, он потерял память. Его нашла кондукторша в автобусе в Ялуторовске, поняла его состояние, обратилась в скорую и полицию. Потом полиция обратилась к нам, а мы запустили «обратный поиск» – это поиск родных и установка личности человека. Благодаря этому были найдены родные мужчины и установлена его личность. За ним приехала сестра, они не виделись 18 лет.

Лучшая благодарность – теплые слова

Найденные люди потом как-то благодарят отряд?

– Лучшая благодарность, которую мы получаем – это добрые и теплые слова от родственников пропавших. Сами потерявшиеся благодарят очень редко, так как пребывают в состоянии шока и не всегда до конца понимают, что с ними произошло.

Есть ли у поисковиков материальная поддержка или все происходит на добровольных началах?

– Поиск человека строится на добровольной основе силами сами самих добровольцев и ЦППЛ (центр поиска пропавших людей). Однако бывает, что люди делают подарки отряду. В основном скотч и бумагу. Другое поисковое оборудование (навигаторы, рации и фонари) дарят реже или совсем не дарят, потому что оно дорогое. Каждый вкладывается по своим возможностям. Но у нас есть организации, которые нам помогают. Сейчас их не так много, но мы работаем в этом направлении. Также бьюти индустрии активно участвуют в помощи и дарят скидки на различные процедуры нашим активным поисковикам. Типографии помогают с памятками для Школы ЛизаАлерт. Недавно стали сотрудничать с владельцами экранов наружной рекламы. Так люди смогут увидеть наши ролики в городе. 

Справка
Поисково-спасательная бригада ЛизаАлерт – это уникальное явление, которое появилось из-за трагедии и выросло в большую организацию, которая оказывает помощь тысячам людей. Название ЛизаАлерт связано с именем пятилетней Лизы Фомкиной, которая пропала в сентябре 2010 года в лесу недалеко от подмосковного города Орехово-Зуево. Эта организация стала символом надежды и спасения для многих семей, столкнувшихся с исчезновением близких.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах