aif.ru counter
236

Петь руками. Когда без фонограммы нельзя?

В Тюмени собираются развивать жестовое пение
В Тюмени собираются развивать жестовое пение © / Из архива / pixabay.com

В их выступлении фонограмма - неотъемлемая часть номера и служит только фоном. Самое зрелищное и красивое - жесты. Для глухих и слабослышащих жестовое пение - три в одном: приобщение к искусству, социализация и реабилитация. Корреспондент «АиФ-Тюмень» пообщалась с руководителем группы жестового пения Мариной Скопинцевой, и узнала, что преодолеть психологический барьер зачастую оказывается сложнее, чем научиться петь.

Не рэп

«Особые» артисты выступают почти всегда в группе. В идеале на каждого слабослышащего или глухого певца приходится слышащий напарник, но поет он тоже жестами. Звучит фонограмма с голосом, а артисты на сцене жестами пересказывают и показывают суть песни. Грубо говоря, это жестовой перевод песни, который ставится как сценический номер.

«Это самый красивый жанр из всего, что есть в культуре глухих людей, и самый сложный. Здесь сочетание речи, потому что стоящий на сцене обязательно проговаривает слова, это жесты, могут быть и подтанцовка, музыка, ритм, создание образа, эмоциональность» - говорит Марина.

К репертуару требования особые. В основном это эстрадные песни, но подбираются только такие, которые хорошо ложатся на жесты. Например, рэп не берут - некрасиво в исполнении, получается хаотичное махание руками. Песни обязательно должны быть содержательные, с сюжетом, иначе нечего будет рассказывать и показывать.

Марина
В мире жестов Марина уже более десяти лет. Фото: Из личного архива/ Марина Скопинцева

Пока у «особых» артистов песен немного. Сейчас они заучивают композицию «Кукушка» - к 9 Мая. Помимо этого, в репертуаре есть «Зажгите свечи», «Книжные дети» и гимн «Фабрики звезд-2».

«Жестов не знают слышащие, не слабослышащие. Мы пока на стадии выучивания слов, на это потребуется не меньше месяца», - уточняет педагог.

В мире жестов Марина уже больше десяти лет. Личной истории, как это часто бывает в таких случаях, у нее нет. После окончания педагогического университета в Волгограде преподавательница настояла на том, чтобы ее ученица пошла работать в специальную школу для глухих. Там Марина отработала десять лет. Там же начала заниматься жестовым пением.

«В Тюмени я уже шесть лет и пытаюсь здесь тоже развить жестовое пение. Пока это удается с трудом. Отношение и общества, и самих инвалидов к такому искусству здесь совсем другое, чем Волгограде», - признается Марина. – «Например, в Тюмени нас практически не приглашают выступать на мероприятия для слышащих, часто можно услышать «у вас свои конкурсы, концерты есть, в них и участвуйте». Рамки очень жесткие. Но я не жду особого приглашения, я сама попрошусь, только пустите. Хочется, чтобы нас услышали, увидели.

Еще тяжелее оказалось перевернуть сознание и самих глухих и слабослышащих. Вытащить их своего мирка пока удается «со скрипом».

Не только языковой барьер

«Здесь глухие категорически отказываются петь. Пыталась привлечь школьников - реакции нет совсем. В Тюмени установилось мнение, что жестовое пение только для слабослышащих. На самом деле музыка очень хорошо влияет на глухого человека, на развитие слуха, речи», - рассказывает Марина Скопинцева.

С языком жестов в Тюмени беда, уверяет Марина. Например, по словам педагога, в школе для слабослышащих «говорить руками» детей не учат, их пытаются научить говорить словами.

Логопед занимается постановкой звука, учит выговаривать слова, и это тоже важно, но не менее важно для них владеть и «универсальным» для глухих и слабослышащих языком жестов.

«Мы выезжали в Волгоград на межрегиональный фестиваль жестовой песни для школьников. В силу того, что тюменские ребята не владеют языком жестов они просто выпали из фестивального сообщества. Они не умеют общаться. Им тяжело понимать своих сверстников, потому что они не знают жестов. Получается, что они находятся в подвешенном состоянии, потому что и со слышащими они не могут полноценно общаться, и с глухими тоже нет общего языка», - говорит Марина.

Руки
У глухих семей в приоритете язык жестов. Фото: pixabay.com/ Из архива

Вообще глухие и слабослышащие условно делятся на две группы. 20% - те, у кого глухота передается по наследству, 80% - дети слышащих родителей. И это совершенно разные категории. Слышащие родители нацеливают своих детей на то, чтобы они общались со слышащими, они стараются дать им полноценную жизнь. У глухих семей в приоритете язык жестов, который передается  из поколения в поколение. Кстати, те слабослышащие, которые владеют «разговором руками», практически все научились этому у тотально глухих.

«Еще одна проблема закрытость общества. Глухие говорят: «Мы сами по себе, а вы, слышащие, сами по себе».  Но нужно учиться менять взгляды», - комментирует педагог по жестовому пению. – «На глухих людях заметен и барьер между обществом и инвалидами. У других «особых» людей есть общение, а у глухих и слабослышащих - этого нет, и идти с ними на контакт, помогать здоровые не спешат».

Сейчас Марина сотрудничает с учебном центром и разрабатывает программу для педагогов, чтобы их обучить жестовой речи и общению с детьми на языке рук.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество