aif.ru counter
05.10.2016 15:54
384

Нас охраняют предки. Тюменские археологи обнаружили захоронения с конем

№ 40. "Аргументы и факты" в Западной Сибири 05/10/2016
Александр Власенко / АиФ

В Тюменской области завершился сезон археологических раскопок. Этот год оказался особенно удачным и может приоткрыть тайны покорения Сибири кочевниками.

О том, какие стороны прошлого изучают археологи, какие вещи им приходится находить и кем считать черных копателей, мы поговорили с доктором исторических наук, профессором Тюменского государственного университета Натальей МАТВЕЕВОЙ.

Следы казни или восстания?

- Наталья Петровна, археологический сезон уже завершился? От чего он зависит: это некий календарный план, или, например, как погода позволит?

- Подводить итоги еще рано, так как полевые экспедиционные работы состоят из двух частей: поиск новых памятников и поиск объектов для раскопок, возможно, уже открытых, но никем до этого не исследовавшихся. Поиск памятников проходит либо в мае, когда трава низкая и можно рассмотреть рельеф местности, либо в конце августа и сентябре. Тогда же мы делаем наметки на следующий год: какие памятники можно исследовать.

А раскопки да, уже завершены. Как и в последние несколько лет, они проходили на научно-учебном полигоне Тюменского госуниверситета «Ингальская долина». Работали мы в Старо-Лыбаево. Там очень большой археологический микрорайон, десятки объектов разных народов и культур.  Изучали могильник, открытый только в прошлом году. Это памятник редкого вида - грунтовый, у которых нет никаких признаков на поверхности земли, и находят их случайно.

Участники археологической экспедиции вывозят с раскопок тонны земли.
Участники археологической экспедиции вывозят с раскопок тонны земли. Фото: АиФ/ Александр Власенко

 

Оказалось, что захоронения относятся к не изученному в нашем регионе периоду - развитого Средневековья. Несмотря на то, что это довольно поздний период в истории области, памятников  жизни людей в это время почти не было изучено. Отчасти потому, что это эпоха формирования тюркских народов, и целые волны кочевников, начиная со всем известных гуннов, прото-болгар, авар, кимаков и других, переселялись через Казахстан и юг Западной Сибири на западные территории, в Европу. Лесостепь Западной Сибири была таким коридором миграции народов, это было связано не только с политическими обстоятельствами, но и с природными. Видимо, были засухи, аномальная жара, которая приводила к тому, что степи выгорали и кочевники смещались со своими  стадами к северу.

- А что нашли в этом могильнике?

- Там мы обнаружили совершенно необыкновенное явление - захоронения с конем, яркий признак тюркской культуры. Лежат люди и параллельно им - более десятка лошадей. Могильник был ограблен в петровские времена, когда местные жители искали золото в курганах. И еще один интересный и необъяснимый факт - два скелета людей расчленены и головы захоронены отдельно от тел. Причем это сделали не грабители, так как черепа с косами, повязками, украшениями, серьгами. Может быть, это следы казни, может быть, там были захоронены атрибуты культа предков, ведь культ черепов известен с глубокой древности.

Здесь же мы нашли кострища, возможно, это были  костры от погребального пира - тризны в день захоронения. Скорее всего, стоя у огня, говорили благодарственные речи, вспоминали подвиги умерших. Мы пока не можем дать точных ответов, но в том, что перед нами очень драматичный эпизод в покорении Западной Сибири кочевниками, сомнений нет. Раскопки нынешнего года оказались настолько интересными с научной точки зрения, что мы, безусловно, будем их продолжать, но уже в следующем сезоне.

- Раскопки в Ингальской долине ведутся уже много лет, остались ли там еще какие-то тайны или уже все исследовано?

- Там есть буквально единичные местонахождения эпохи палеолита, пока не изученные, поэтому здесь перспективны поиски следов заселения Западной Сибири. Памятников мезолита  также почти нет, это тоже большие перспективы. Очень много памятников каменного века, в том числе известны могильники, святилища бронзового века,  курганы, городища раннего железного века. Теперь вот мы начали получать средневековые материалы. Но полной картины смены культур и этнической принадлежности населения у нас пока нет. Еще большие усилия нужно приложить, чтобы изучить, во что верили, как одевались, как питались люди. Пока за предыдущие двадцать лет исследования Ингальской долины у нас есть только общие схемы расселения, расположения памятников, сведения об обществе и хозяйстве.

Фото: АиФ/ Александр Власенко

В будущем можно будет найти ответы на более интересные вопросы. Например, в последнее время стало ясно, что через территории Ингальской долины проходили гунны, миграция прото-болгар, может быть, здесь были авары. Западная Сибирь никогда не была оторвана от цивилизации. Большие политические, исторические события не проходили без участия людей, населявших наши территории.

Археологии нужна поддержка

- Ваш супруг много лет занимался исследованием родины ариев.  Якобы у нас были найдены уникальные артефакты и даже золото, но все это перекочевало в Питер. Правда ли это? 

- Прародина ариев - это степи Восточной Европы, а территория Западной Сибири - это одна из довольно рано освоенных ариями земель, но никаких сокровищ и золота мы не находили. Арии принесли сюда то, что дороже любого золота: умение разводить скот, добывать руду, изготавливать медные и бронзовые изделия. До них здесь еще были остатки каменного века. Жили энеолитические племена, которые выменивали медь и бронзу у соседей, но сами ее не производили. Арии сделали революцию в экономике и социальной жизни Западной Сибири. Под их влиянием прошел весь бронзовый век и часть раннего железного века.

-  Кстати, большую часть своих исследований вы посвятили железному веку. Каким он был в нашем регионе?

- Это создание государственности, усиление связи первобытных народов с цивилизованными народами. Сюда поступали товары из Китая, Индии, Причерноморья, и даже нами были найдены украшения из Египта с изображением бога Гарпократа. Ранний железный век  отличался таким же космополитизмом, как  наш современный мир. В те времена так же путешествовали, как сейчас, но только за товарами и женами, а не для отдыха, развивалась международная торговля. Это начало формирования современных народов, основа культур коренных народов Сибири.

- Одна из ваших значимых экспедиций - «По пути Ермака», она продолжается?

- Пока, увы, нет. Любая археологическая работа достаточно затратная.  Нужно ведь копать землю на большую глубину и далеко от тех мест, где сегодня живут люди, организовывать экспедиции, лабораторные анализы. На все это нужны деньги, а в период кризиса суммы грантов и их количество стало меньше.

Также в последние годы сложилась ситуация, когда наши региональные власти науку не поддерживают. Но дело не в плохом отношении к науке, а в  формальностях, когда федеральные учреждения должен поддерживать государственный бюджет, а региональные - местный. Такие административно-бюрократические барьеры очень больно ударили по нашей региональной гуманитарной науке.

Фото: АиФ/ Александр Власенко

Еще одна серьезная проблема в том, что у нас нет региональных конкурсов на поддержку таких исследований.  Я не знаю, изменится ли эта ситуация в будущем, но, к сожалению, ермаковский проект - он, конечно, регионального значения. Это актуальная, прежде всего для нас, патриотическая тема присоединения Сибири к России, поэтому нужны спонсоры и заинтересованность властей.

Обогатиться на артефактах не получится

- Во время раскопок вы находите множество артефактов, какие из них наиболее ценные для вас и почему? И как вообще определяется ценность находки?

- Одно из самых замечательных для меня  воспоминаний о замечательных находках -  раскопки Рафайловского городища в Исетском районе. Оно не очень большое, не такое богатое по своим находкам. Но когда мы послали оттуда костные материалы для определения зоологам в Екатеринбург, то получили ответ, что в них девять особей верблюдов, погибших одномоментно. Караван из Средней Азии пришел на Исеть, там, видимо, рано наступили холода, и он не успел осенью вернуться назад.

Присутствие верблюдов говорит о том, что это были однозначно караваны, и здесь действовало ответвление от Великого шелкового пути. Меня это натолкнуло на мысль о том, что надо изучать караванную торговлю в древности и связь Сибири с древними цивилизациями Средней Азии.

Еще один из особо интересных  памятников - Тютринский могильник в Упоровском районе. Там мы раскопали погребения женщин, на которых были бусы из сапфир- шпинели - это очень редкий  драгоценный камень. Сейчас эти находки хранятся в золотой кладовой Эрмитажа и выставляются на самых интересных выставках и международных форумах по древней культуре.  А вообще все находки обязательно сдаются в государственные музеи, таков закон.

- Раскапываете вы и могильники. С ними связано множество суеверий, а археологи - люди суеверные? Приходилось ли сталкиваться с чем-то мистическим?

- Нет, археологи абсолютно не суеверны. Могильники - места захоронения людей,  которые раньше постоянно посещали их родственники и потомки. Общение с предками в том или ином виде было принято у всех народов, и кладбища были таким местом, где люди чувствовали себя под защитой предков. Из этнографии ханты и манси, например, мы знаем, что если охотнику негде было переночевать, он не успел вернуться в свое селение, то он мог переночевать на кладбище и был уверен, что с ним ничего не случится.

Фото: АиФ

- Насколько вредят черные копатели, и как к ним относятся археологи? Это хоть какой-никакой интерес к истории или вредительство?

- Однозначно вредительство. Многие считают, что у нас все общее, и если я нашел курган, то могу раскопать, найду вещи и на шею себе повешу. Я видела таких людей, с бронзовыми стрелами на цепочке или серьгой древней в ухе. Они считают, что у них такое же право распоряжаться вещами, хранившимися в земле, как и у специалистов. На самом деле это прямое нарушение законодательства. Раскопки могут вести только люди со специальным разрешением от Министерства культуры. Это Открытый лист. Черные копатели, находя вещи, вырывают их из контекста, а без общей картины об этих предметах уже ничего детального и достоверного не узнать. У них нет ни знаний, ни навыков по  извлечению исторической информации из находок.

Многие считают, что археологические вещи позволят собрать личные антикварные коллекции, обогатить создателя - это тоже большое заблуждение. Как правило, потомки таких людей ничем не интересуются, в итоге эти коллекции оказываются выброшенными. Ни в какие музеи и научные труды информация об этих вещах не поступит. Это напрасно потраченный труд, средства и ограбленное общество. Хорошо ли, плохо ли работают наши музеи, но они хранят там историю веками. Черные копатели разрушают и уничтожают.

- А что сейчас тюменцы ищут?

- Ценные вещи, все хотят разбогатеть. Определить же, насколько они информативны, редки  или нет, могут только специалисты. А они, как правило, гнушаются работать с черными копателями и определять вещи из их находок. Когда мне звонят или пишут, что что-то нашли, и просят разъяснений, то я даже не отвечаю. Передают крайне редко, больше просят оценить. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество